СВЕТЯ ДРУГИМ, СГОРАЮ

Майе Захаровне Дукаревич

Майя Захаровна Дукаревич

СВЕТЯ ДРУГИМ, СГОРАЮ  ….!

Воспоминания о уникальном психотерапевте,

Майе Захаровне Дукаревич

Если сердцу – хоть одному –

Не позволю разбиться –

Я не напрасно жила!

Если ношу на плечи приму –

Чтобы кто-нибудь мог распрямиться –

Боль – хоть одну – уйму –

Одной обмирающей птице

Верну частицу тепла –

Я не напрасно жила!

Эмили  Дикинсон

 

            Есть люди,  роль которых в жизни каждого человека, который с ними встречается, настолько важна, что и слов не подберешь: учитель,  наставник, друг, совесть, светоч…  А если все сразу?! И когда этот человек уходит из жизни, на самом деле он остается в твоей душе, и ты с ним говоришь, советуешься, смотришь на плохонькую фотографию и видишь, чувствуешь  свет этой вечной улыбки, окунаешься в глубину этих мудрых глаз и проверяешь свои поступки: А что сказала бы Майя Захаровна сейчас, в очередную трудную минуту твоей жизни?

Много лет назад добрые люди посоветовали мне обратиться к Майе Захаровне в  тот момент, когда моя жизнь (как мне тогда казалось)  рассыпалась на осколки. Как собрать их заново, где взять силы, на что ориентироваться, с кем посоветоваться?  В трудную минуту  (сколько их у каждого человека!)  мало с кем хочется и удается  говорить откровенно.

Я ехала бесконечно, к черту на кулички, в Очаково, в плохонький дом, шла нелепым коридором, стучала в какую-то обшарпанную дверь … И когда она открылась, меня окутало такое облако тепла, внимания,  мудрости, интеллигентности, аристократизма – того самого, который уже и не помнит никто, та самая аура, которая есть у святых людей, и которую рисуют настоящие художники  …

Позднее Майя Захаровна уговорила меня лечь в Кризисное отделение 20-ой больницы, где она тогда работала психотерапевтом. Трудно поверить, но ей оказалось достаточно провести со мной только один сеанс психотерапии,  чтобы изменить мою жизнь. Помню, мы сидели в маленьком больничном скверике: она –  на ступеньках пожарной лестницы, а я – на траве. Я смотрела в ее удивительное светлое лицо, и у меня  впервые в жизни возникло  такое ощущение, что благодаря ей я прикоснулась к земле и как Антей стала черпать из нее силы.  Благодаря этому единственному сеансу, я почувствовала, как и тысячи других, кому она помогала, что я – личность, что моя конкретная жизнь имеет конкретный смысл, который мне предстоит найти самой, а рука помощи – вот она, рука Майи Захаровны,  хрупкая, изящная  и … надежная, как скала.

В самом начале нашего знакомства, удивительно тонко проникая в суть каждого человека, Майя Зараровна  умудрилась договориться, чтобы мне разрешили не принимать лекарств,  (поскольку я – натуропат), работать в пустом кабинете врача по вечерам (я тогда переводила какую-то книгу), мне даже разрешали ездить читать лекции в клуб «Здоровая семья».  Я помню, как меня пришел навестить ее ученик и от ее имени принес в подарок … пучок редиски. Как она умудрялась помнить про каждого, уму не постижимо.

Сколько лет после этого, в свой день рождения рано, рано утром я слышала ее чудесный голос с поздравлениями.  И как его не хватает сейчас!

Позднее, когда я – благодаря ее деликатным советам – начала читать серьезные книги по психологии, моей любимой книгой стала книга Виктора Франкла «Человек в поисках смысла»,  суть которой в том, что каждый человек сам должен обрести смысл своей жизни. Но без поддержки Майи Захаровны я бы мучилась еще долгие годы.

Вообще, образована она была замечательно, и это послужило мне примером на всю жизнь: пока есть силы,  учись! Как-то она предложила мне почитать книгу известного психолога  Карла Роджерса (по английски). Я понятия не имела, кто это, но после этого для меня открылся целый мир психологии.  Когда через пару лет, он приехал в Москву, я чудом умудрилась попасть на его лекцию. Зал был набит битком. Студенты сидели  во всех проходах.  Карл Роджерс вышел на сцену и совершенно потрясенный этим столпотворением, спросил: «Кто слыхал обо мне?». Поднялась сотня рук. «Кто читал мои статьи по-русски?» Поднялось рук 50 – тогда было опубликовано всего две маленькие статьи.  «Кто читал мои книги?» И в зале, где было около 700  профессиональных психологов, подняли руки всего 10 человек, в том числе и я, не профессионал..  «Тогда что же вы тут все делаете?» – спросил изумленный Карл Роджерс. Не уверена, что студенты поняли этот замечательный урок. А Майя Захаровна не только знала его работы, но и глубоко анализировала их,  понимала их суть, применяла на практике – и все это без шума и наукообразной трескотни.

Она проделывала ювелирную работу по расчистке внутренних завалов в душе тех, кто к ней обращался – день и ночь, ночь и день! В наше холодное время, когда люди больше всего страдают от «тепловой смерти чувств» (слова Конрада Лоренца),  ее Душа, как Свеча, горела  постоянно, согревая и поддерживая тысячи жизней. И не зря ее удивительный клуб назывался «Свеча».  Сколько людей, всех возрастов, разного уровня культуры  и образования, самых разных профессий, шли и шли на огонек ее Души – Свечи, чтобы согреться, выплакаться, обрести второе дыхание,  расправить крылья и … улететь  в Жизнь. По большей части, даже не сказав спасибо! Как сказал один мудрый человек: «Человеческая неблагодарность – самая банальная вещь на свете».

Конечно, ужасно жаль, что она не писала сама. Когда я возмущалась, что она пишет за других людей, она, мудро  улыбаясь, говорила «Ну  считайте, что это мой псевдоним! Главное, чтобы люди знали!» 

Причем образование ее было энциклопедическим. Я помню, я навещала ее, когда она уже практически все время лежала (в своей  крошечной кухоньке!) и она просила меня читать ей Блока. Больше всего меня потрясло, как она повторяла за мной наизусть  его дивные стихи. Они поддерживали ее до последней минуты.

Известно, что есть такое международное общество «Врачи-самаритяне». У них на груди светящийся значок. И любой человек на улице может подойти к ним и поговорить, излить свое горе. В тех странах, где работают такие врачи, уровень самоубийств гораздо ниже. Когда эти врачи приезжали в Москву, Майя Захаровна со смехом рассказывала, что  их председатель сказал ей: «Вам бы  я дал такой значок самой первой, без всякого диплома».

Когда-то одна моя знакомая, преданно ухаживавшая за Бахтиным в последние годы его жизни, говорила: «Наша жизнь так трудна, что люди невольно стремятся к противоположным полюсам: Если ты плохой человек, то легко становишься негодяем, а уж если ты порядочный  человек, то и к святости приближаешься».  Майя Захаровна Дукаревич, Психолог Божьей Милостью,   тихо, незаметно, скромно, трудолюбиво и постоянно, день и ночь вершила настоящий подвиг своей Жизни: она отогревала, лечила, оживляла, спасала Души! И  это в наше сугубо материальное, приземленное, бездуховное   время, когда большинство людей, искалеченных десятилетиями советской действительности, даже не осознавали, что страдают именно из-за того, что не признают, что у них есть душа.

Как часто я вспоминала  слова Бориса Пастернака  из романа “Доктор Живаго”: “Нельзя без последствий для здоровья изо дня в день проявлять себя противно тому, что чувствуешь,  – распинаться перед тем, что не любишь, радоваться тому, что приносит тебе несчастье. Наша нервная система не пустой звук, не выдумка. Она – состоящее из волокон физическое тело. Наша душа занимает место в пространстве и помещается в нас, как зубы во рту. Ее нельзя без конца насиловать безнаказанно»”.

Каждый из тех, кто припадал к  бездонной Душе Майи Захаровны Дукаревич за  духовной и эмоциональной помощью,  так или иначе, по большей части, ранее, даже не осознавая этого, насиловал свою душу. И она, мягко и деликатно освобождала шелуху, накопившуюся за жизнь,   помогая человеку заглянуть внутрь самого себя, чтобы там расцвел цветок чуда и восхищения жизнью. Той жизнью, которую Майя Захаровна заставляла полюбить, несмотря ни на что.

Благодаря настояниям Майи Захаровны, я стала писать,  и книги мои  о методах самопомощи разлетались по всем уголкам страны. Моя последняя книга книга «Скажи Жизни «Да»!» (о новом системном подходе и практических мерах помощи при депрессии)  была посвящена светлой памяти  Майи Захаровны Дукаревич (см. www.naturecurative.com  раздел Книги) .  Но к моему величайшему сожалению, редакторы – при сокращении материала – даже не спросив моего разрешения, сняли посвящение и последние строки, которые я и восстанавливаю:

 

Любимая песня матери поэта Марины Цветаевой,

сочинена неизвестной монахиней)

Гимн клуба «Свеча»,

которым много лет руководила  Майя Захаровна Дукаревич,

спасшая от самоубийства тысячи людей.

КРУГОВАЯ ПОРУКА ДОБРА.

      Чтобы в жизни не ждало Вас, дети,

В жизни много есть горя и зла,

Есть соблазна коварные сети

                                            И раскаяния жгучая мгла.

 

        Есть тоска невозможных желаний

            Беспросветный безрадостный труд,

И расплата годами страданий

За десяток счастливых минут.

 

Только вы не слабейте душою,

Коль придет испытаний пора –

                                           Человечество живо одною

                                            Круговою порукой добра.

 

                   Где бы в жизни вам быть не велелось –

                   В шумном свете иль в сельской глуши –

Расточайте без счета и смело

                                             Все сокровища вашей души.

 

  Не ищите, не ждите возврата,

          Не смущайтесь насмешкою злой –

                                             Человечество все же богато

     Лишь порукой добра круговой.

               Где бы в жизни вам быть не велелось –

               В шумном свете иль в сельской глуши –

Расточайте без счета и смело

Все сокровища вашей души.

 

Добавить комментарий