Воспоминания: Ирландия

Путешествие в Ирландию

Путешествие в Ирландию

 

 

Неделя третьей молодости  или второй старости:

путешествие в Ирландию.

 

«Остановись мгновенье!

Ты не столь прекрасно, сколь – неповторимо!»

Иосиф Бродский

 

Предотъездная  лихорадка

По секрету, скажу, что это – как бы юбилейное путешествие. В этом году мне исполнится семьдесят (70!!!) лет. Черт, когда и как они успели пройти? Много ли было в них дней и минут настоящей жизни? А что такое ощущение настоящей жизни? У каждого – свое.  Для меня – когда каждую минуту ты видишь, слышишь, чувствуешь пульс жизни вокруг.  Все – как будто в первый и, главное, в последний раз! И наслаждаешься каждым глотком воздуха, как хорошим вином, и каждым видом, как картиной Рембранта.

Когда-то мой шеф,  известный лингвист, издевался надо мной: «Ты проживаешь сто жизней в минуту!».  А может,  вовсе и  не  издевался, а завидовал?!.   Я решила,  по совету моей новой подруги (а это – такое чудо –  подружиться  с кем-то в таком «юном» возрасте) описать это путешествие.  Кстати, уже двенадцатое по счету.  Говорят, если помнить все мелочи, то это спасает от склероза. Попробую!

Последние годы Бог и Судьба  подарили мне замечательную работу: организация поездок российских детей, выздоровевших от рака,  в Международный лагерь для онкологических детей в Барретстауне (Ирландия). Денег платят копейки, работы и нервотрепки – масса. Но когда видишь счастливые  лица детей (онкологических больных в прошлом!) после возвращения из Лагеря, получивших шанс изменить свое отношение к жизни,   все кажется оправданным.  Есть и еще один плюс, для меня исключительно важный.  Раз в год в Барретстауне происходит конференция координаторов из разных стран Европы (около 27 стран), на которую приглашают  и меня, как представителя России. Билет оплачивается, а в Дублин надо ехать с пересадкой. Предыдущие разы я выбрала для пересадки Лондон (это – отдельная песня) и смогла пробыть там 3 дня. А сейчас я умудрилась организовать встречу со своей канадской подругой  в Праге.  Деньги пришлось занять   все до копейки. Но зато  это сработало! Благодаря чуду Интернета, смогла списаться, договориться, все организовать, заказать гостиницу, получить визу в Чехию, чтобы после Барретстауна  встретиться с ней в Праге. Сама собой горжусь!  При нашей непредсказуемой жизни, чтобы все получилось, как запланировано, нужно работать до седьмого пота. Не удивляться провалам и все перепроверять по сто раз.

Сюрпризы начались еще до отъезда. Визу в Ирландию получить легко,  т. к. у меня официальное приглашение на конференцию координаторов со всей Европы, да и была там я уже 10 раз, т. к. ездила с детьми в качестве волонтера-сопровождающего. Но все равно  в посольство приходится ездить дважды, с палкой это занимает около 3 часов  туда и обратно. С визой в Чехию – уже проблемы, чисто советские: должна быть справка с работы о солидной зарплате (не то, что у меня), или счет в банке (а у меня заветные … 12 долларов), должна быть заранее забронирована и, соответственно, оплачена гостиница, должна быть страховка и пр. мелочи. Почему–то надо оформлять дополнительно страховку для Чехии, хотя уже одна – для Европы – у меня есть. Наивный я человек, Чехия только еще хочет в Европу!  Деньги одалживать   приходится на номер для двоих, т. к. он  (в расчете на одного) оказывается дешевле,  чем два одноместных номера, а без оплаченной гостиницы  визу мне не дают.   Почему-то с визой тянут (хотя мне помогает ее оформить моя знакомая, работающая в туристическом агентстве). Я получаю ее в 6 часов вечера накануне отлета.

Но самое смешное – билеты: их выслали  из Ирландии 18 января, 30-го–  они еще не пришли.  Оказывается, их послали обычной  почтой, даже не заказной!!! В агентстве, через которое их должны прислать в Москву, смеются: «Они что,  там совсем с ума сошли? Посылать авиабилеты обычной почтой … в Россию!»  Дальнейшие комментарии     я  опускаю. Нет, им не понять нашей жизни! Ирландцы так привыкли, что у них все работает, как по маслу, что просто теряются, когда какие-то неполадки. А у нас, наоборот,  сбои – настолько нормальное явление, что я ничуть не удивляюсь, что билетов нет во – время.   Мы – натренированы.  В прошлом году я обнаружила авиабилеты для переводчиков через два дня после того, как они уже работали в Барретстауне – почтальон бросил их на коврике перед дверью.  Целый   день сижу на телефоне: на мое еврейское счастье еще и  электронная почта  не работает. Масса всяких юмористических деталей: то телефон молчит, потому что у них вечный обед, то нет ответственного оператора, то перепутан номер. Наконец, выясняю, что  билет забронирован, но не оплачен!!! В 16.55 (конец рабочего дня),  в пятницу, наконец, все формальности улажены. Но приехать за билетом можно только в понедельник и обязательно в офис Чешской авиакомпании.  Наконец, в понедельник с утра билет на руках, на душе спокойнее.  (Кстати, через день, после того, как я улетела, билеты положили опять на коврик под дверью!).

Завтра – в дорогу! Теперь надо собираться. Главная проблема: как совместить палку, маленький чемодан, подарки, скользкую погоду, дикие пробки на  дорогах. Я хочу выехать раньше (после прошлогодней истории, когда дети опоздали на поезд из-за пробок на дороге), но мой сын Яков, конечно, смеется надо мной. Я еду с палкой в первый раз, и страх сковывает мои и без того  мучительные движения.  Чувствую себя, как русалочка в  Сониной любимой сказке, когда у нее появились ножки: каждый шаг, как по стеклу голыми ногами. Вот она – старость стучится в дверь костлявой рукой. Подумать только, когда-то у меня была кличка  «Метеор»!  Наконец, с приключениями добираемся с сыном на машине его друга в Шеремеьево-2, слава Богу, раньше времени.  Даже успеваем поесть в кафе,  где через огромное стекло видно, как взлетают и садятся самолеты.  У меня начинают чесаться пятки.  Мой сын смотрит на взлетающие самолеты и вдруг говорит: «А в Индию можно полететь за 300 долларов».  Как я мечтаю, чтобы мир открылся ему!   Но надо, чтобы он сам захотел что-то сделать для этого.

Приключения продолжаются. Слава Богу, что я приехала раньше. Почему-то самолет из Праги задерживается, и те, кто после пересадки из Праги летит в Дублин, должны перейти на другой конец аэропорта Шереметьево  (а это полчаса ходьбы с моей больной ногой и вещами) и лететь через Франкфурт.  Молодой человек (работает в банке, едет с подругой на неделю встретиться с друзьями в Дублин – вот оно, новое поколение!), любезно помогает мне, а в самолете даже разрешает позвонить в Барретстаун. Так что я успеваю предупредить в Лагере, что меня надо встречать на два часа позже. Пора идти в ногу со временем, хоть и опираясь на палку, и завести себе хороший мобильный телефон.

Полет

 

Наконец, объявляют посадку.  Я, как всегда,  сажусь около окна,  солнце прямо по борту, даже слепит глаза, дивный,  нежный закат, внизу белые облака. Рисунок их меняется каждую минуту.  Чувствую, как спадает напряжение и растет радость жизни, которую не полагается чувствовать в нашем солидном возрасте. Ума, не приложу, как люди могут с таким безразличием летать: шуршат газетами, затыкают уши наушниками, включают ноутбуки, с нетерпением набрасываются на еду.  Во Франкфурте, увы,  приходится   долго идти через всякие кордоны (кстати, палку каждый раз проверяют!)  и еще дольше ждать. Молодежь бежит в магазинчики, я сторожу их вещи и наблюдаю за людьми.  Полная нивелировка: все в джинсах,  стандартные  чемоданы на колесах,   все жуют или пьют на ходу,  и одновременно говорят по  мобильнику. Ожидающие  уткнулись в компьютеры на коленях, наушники в ушах, никакого внимания на окружающих.  Джинсовая культура, джинсовый ширпотреб и полное отсутствие всякой индивидуальности, а главное, стремление свести человеческое общение к минимуму. На окружающую   действительность обращают внимание только дети.  Однако, к шаркающей бабке с палкой, вроде меня – демонстративное уважение, не то, что  дома, где всегда безбожно толкают в метро. Впрочем,  надо честно признать, доброжелательная улыбка и прекрасный  английский –  немного облегчают положение.  Как всегда за границей, особенно остро чувствую абсолютное несоответствие между моим безупречным вкусом и полной невозможностью его реализовать, особенно, когда в Москве минус 30 градусов.  Что за черт, за всю жизнь на  нормальное пальто, не говоря уже о шубе,  не удается заработать! Смешно, но потом, когда моя подруга посмотрела цену на пальто, которое мне понравилось, оказалось, как всегда, что оно самое изысканное и …дорогое в магазине и стоит несколько тысяч долларов. Как говорила великая Раневская: «Я умру, и никто не узнает, какой  у меня был прекрасный вкус».

Ирландия

Ирландия


Волшебный замок

 

В Дублине меня, слава Богу, встречают, багаж получен, я с трудом забираюсь в знакомую машину с эмблемой Барретстауна,  и  мы легко добирается до места. Шофер, работающий в Лагере несколько лет, наверно,  может доехать с закрытыми глазами, хотя    дорога такая узкая, что сердце замирает, да еще все наоборот: руль с правой стороны и машины едут навстречу так,  что кажется,  сейчас врежутся. Но никакого сравнения с сумасшедшими пробками на московских дорогах! При подъезде к Лагерю наступает Великий Миг (для меня, конечно)!  Кроны деревьев полностью смыкаются,  и возникает ощущение, что машина пересекает невидимую границу,  за которой начинается сказка Волшебного Замка.   Сейчас никаких детей нет, и наступает торжественная звенящая тишина, когда красота, очарование и достоинство этого дивного места проникают в душу, как  фуга Баха. Вот фары осветили нижние ветви развесистых  трехсотлетних сосен, сочную зелень классического газона, (а ведь только начало февраля!), освещенные окна аккуратного 2-х этажного домика, где живет директор  Лагеря, вот мелькнули серые зубчатые стены, машина, шурша по гравию, остановилась у самой двери.   Момент, когда я дотрагиваюсь до пористого трехсотлетнего камня,  глажу узловатые стволы плюща, который преданно охраняет от тления это древнее чудо, украдкой  целую  знаменитую красную дверь, звоню в колокольчик – наполняет меня живой энергией. Каждый раз у меня ощущение, что я приезжаю сюда перезарядить свои внутренние батареи. Энергия, накопившаяся за 300 лет жизни этого Волшебного Замка,  живой водой проникает в мою душу. Внутри – тихо, все спят.  Я  прохожу по узкому коридору с копиями Гольбейна, вхожу в сумрачный зал с огромным зеркалом, таинственно мерцающим в полумраке, глажу деревянных оленей, стоящих у входа, поднимаюсь (мне сразу  кажется, что и ходить становится легче!) по витой лестнице под взорами танцующих  на гобелене (уже триста лет!)  дам и кавалеров, на второй этаж,  с трудом нахожу свою комнату.   В этот раз меня поселили в Розовой комнате. Прошлый раз я была в комнате Голубых птиц, а есть еще Белая спальня (там я то же жила когда-то), и Красная комната, где – как всем хорошо известно – живут приведения. Каждая комната декорирована соответствующими по цвету обоями, мебелью, балдахинами и занавесями. Меня, всю жизнь   прожившую в тесноте, бедности и убогости панельных клеток,  все это поражает  – нет,  не роскошью, а  именно красотой, безупречным вкусом и достоинством. 

Утром я не могу дождаться рассвета: встреча с этим прекрасным парком для меня – как живой воды напиться. Вдруг чудо – солнце – и это в Ирландии, где всегда идет дождь!       Все сверкает, изумрудная зелень, газон стригут и сегодня, как каждый день – вот уже 300 лет, мраморные  головки подснежников,  желтые цветочки, рассыпанные звездочками в траве, серенький зайчик, сверкнувший белым  пятнышком у хвостика, вальяжные утки и вековые деревья, которые не обхватить руками. Пруд застыл, тонкая пленка совершенно прозрачного льда, сквозь который видна каждая травинка. Я даже не поняла сначала, что это – лед. Я бросаю хлебные крошки,   и они не тонут. Утки мгновенно слетаются, скользят лапками по льду, быстро плюхаются на грудку и  катятся в брызгах льда, как дети с горки, подхватывая хлеб.   И живая тишина,   как  бальзам  на душу после столпотворения  в аэропортах. 

Ирландия

Ирландия


Встреча координаторов

Первый день. 

Конференция проходит в большой зале, за круглым столом на 20 персон, а не в гостиной, где мы обычно собираемся и утопаем в мягких креслах.  Каждый координатор рассказывает о  проблемах в своей стране: Исландия. Венгрия, Испания, Россия, Грузия, Англия. Больше всего осложнений: визы, билеты, нотариальные доверенности, сложные  и долгие перелеты – у России и Грузии – старый менталитет сказывается, когда добыть каждую бюрократическую бумажку – проблема.      На следующее лето предполагается пригласить 1450 детей из 27 стран Европы + 700 добровольцев. Добавляются новые страны: Румыния, Словакия. Только здесь, когда перед координаторами отчитываются члены сплоченной команды Международного Лагеря Барретстаун для онкологических  детей, и мы, координаторы из разных стран,  отчитываемся перед Лагерем,  видишь, какой колоссальный  труд, силы, деньги, жизненная энергия вложены в этот замечательный Проект. И невольно чувствуешь гордость, что, несмотря на все сложности и нервотрепку, прошлое лето удалось. 35 детей и подростков, 6 сопровождающих и 4 переводчиков благополучно съездили и благополучно вернулись (в этом весь смысл!), веселые и радостные.  Хотя и было много проблем, неожиданностей, чрезвычайных ситуаций (когда, например, брянская группа (6 человек) из-за пробок на дороге, опоздала на поезд,  и им пришлось  сутки жить в моей тесной квартирке), все прошло прекрасно, все вернулись довольные и счастливые, все  прошло без сучка и задоринки. «Welldone!», как похвалил меня директор. Хорошая работа!  А главное, осмысленная!  И вот теперь моя заслуженная честная награда:  три дня внутри божественной красоты Волшебного замка. А затем   Злата Прага и встреча с хорошей подругой, которая специально приедет в Прагу, чтобы повидаться со мной.  Оказывается, и с палкой можно  жить активной жизнью.    Вот тебе и старость! 

Конечно, когда сравниваешь наших несчастных стариков с холеными,  сытыми, беспечными иностранными пенсионерами, бодро бегающими за гидом, не пропускающими ни одного магазина,  попивающими пиво в бесчисленных пражских кафе, обидно делается до слез.  Почему довели умных, порядочных и интеллигентных людей в нашей стране до такого унижения, когда надо считать каждую копейку, и не знаешь, хватит ли тебе завтра на хлеб и лекарство?  Но жизнь не дает ответа …   Поэтому так остро ощущаешь каждый подарок Судьбы, тем более заслуженный  трудом нескольких месяцев подготовки поездки детей.

После окончания первого дня конференции мы все вместе едем в какой-то ресторан обедать (в России это принято считать ужином).  Для  иностранцев – обед –  это святое.  Да и ритуал требуется соблюсти: к координаторам следует проявить особое уважение, поскольку на них держится вся работа. Когда официантка приносит меню, воцаряется торжественное и долгое молчание: все тщательно выбирают, как у нас выбирали бы машину. Идут жаркие споры: какой соус, какой гарнир, какое вино подходит, светлое или темное пиво Меню с десертами подается позже, когда все уже еле дышат после ужина. Тарелки огромные. … Мне все это кажется смешным, но для них – это святой ритуал  и нельзя портить его своих пролетарским пренебрежением. Вообще, здесь сходить в ресторан поужинать, обычное дело. Полно детей, стариков, болельщики перед телевизором в другом зале стучат кружками, знаменитое пиво Гиннес льется рекой, все расслаблены и честно отдыхают после  работы. А я и в кафе-то бываю, только когда меня  приглашают  заграницей.  Впрочем, этому я  совсем не завидую,  разве что, каждый раз думаю, а я смогла бы такое приготовить. Впрочем, боюсь, что экологически чистый лосось, который я выбрала,  вряд ли реально достать в Москве. Порции огромные,   я таких тарелок даже не видела.  Плюс еще приносят  миски с разного рода картофелем: жареный, соломкой, пюре, запеченный с чесноком и сыром, разные вареные овощи – для меня – пир горой, для них – скромный ужин в скромном кафе..  Директор программы, Терри (смешно, он ровно в два раза выше меня), поднимает торжественный тост, благодарит всех  координаторов  за хорошую работу – все довольны!  Самая замечательная среди всех координаторов – Вики, седая, стройная, легкая – бегает даже здесь – живой огонь в глазах, необыкновенный юмор, живет в Испании, хотя сама американка, преподает английский.  Она с азартом демонстрирует свадебные фотографии своей дочери, все с удовольствием  рассматривают. Красота, молодость, благополучие … Новый координатор,  Трейси, от которой зависит вся подготовка,  и с которой я переписываюсь  почти каждый день в период подготовки, оказывается прелестной молодой женщиной, с умными глазами, живой теплой улыбкой, милой и, совсем не пластмассовой, чему я очень рада. Я привезла ей в подарок набор полотенец, салфеток, скатерть и главное, фартук  с рисунком хохломы – очень красивый. Мне кажется, ей нравится.  Я рассказываю, как когда-то поставила в Лотерее  на девиз:  «Что больше всего необходимо ученому – женщине?»  и выиграла … фартук.  Все остальным я привезла  шоколад, лучшие  «советские» конфеты в красивых фантиках. И про шоколад  я люблю рассказывать историю из книги «Биостимуляторы мозга», которую я когда-то переводила,  о том, что шоколад полезен для мозга. Все довольны, особенно хозяйка Замка, Маргарет, которая  кормит  обедом каждый день около 30 человек, работающих здесь зимой. У ее детей целая коллекция фантиков от конфет, которые  я   ей привозила раньше. 

Ирландия

Ирландия


После возвращения из ресторана все устали и быстро ложатся спать, а я еще  немного сижу в моей любимой гостиной,  в кресле-качалке (мечта жизни!), впитывая в себя этот покой и красоту,  разглядывая лепнину, крылатых ангелочков, камин (увы, он не горит сейчас), старый рояль,  многочисленные  фотографии детей, которые  меняют каждый год.   В этой гостиной принимают самых торжественных гостей – спонсоров  и официальных представителей международных организаций. Всюду расставлены подарки: вот и наш хохломской конь с ложками. А вот и настоящий деревянный  конь – качалка, с пышной  гривой и блестящими глазами. Старинный! Вот бы Соне покачаться на нем!  


Ирландия

Ирландия


Второй день

Я вскакиваю с рассветом.  До 9 утра – начала встречи,  надо обойти весь парк,   теперь это занимает у меня много времени, да и  уток надо покормить.  Первым делом выхожу на балкончик: зубчатые стены (прямо, как в Кремле, только серые), поросшие мхом, можно руки  в проем  между зубцами просунуть.  Весь парк, пруд, дальние поля,  холмы … сегодня все в серой дымке. Каменная скульптура, которая сторожит балкон и Замок: прекрасное лицо женщины, изящная кудрявая головка, тело отдыхающей львицы. Умудренное спокойствие, даже каменное равнодушие, безразлично отвернулась от меня. Неужели она тут так и сидит, в дождь, ветер, снег и град, все триста лет?    Вот уж поистине пример окаменевшей верности.  Иду по парку к маленькому мостику через прудик. Над ним протянут трос, летом здесь дети катаются над прудом (естественно, под страховкой); сейчас никого, только утки мгновенно слетаются, как только видят первые крошки. Прудик здесь уже растаял, утки отчаянно толкаются, селезни, сверкая изумрудными головками безжалостно отталкивают единственную  скромную уточку, она отчаянно гоняется за крошками. Я – в силу женской солидарности – стараюсь подбросить крошки ей, но селезни безжалостно отталкивают ее.   Бросаю обязательную монетку в пруд.  Спасибо тебе, Боже, за то, что Ты подарил мне  это  счастье, и я еще раз смогла увидеть и впитать в себя эту красоту и тишину!  Как редко мы можем почувствовать сам момент счастья, а не спохватываться потом, в настоящем горе, что все-таки  были они у нас когда-то, были  эти искры счастья, но так быстро погасли! Кто знает, удастся ли мне еще раз побывать здесь?!

Воробьи  на берегу терпеливо ждут своей очереди.   У подснежников еще не раскрылись лепестки,  как следует.  Но все равно здесь уже ранняя весна и деревья в зеленой дымке, а у нас – минус 30 градусов мороза. Брр! Но,  если честно,  вообще без снега было бы скучно.

После скромного завтрака начинаем занятия. Самая главная информация: собрано свыше 450 млн. евро, т. е.  следующее лето обеспечено для детей и волонтеров. Как же профессионально они это делают! Целое искусство cбора средств: балы, благотворительные  вечера, марафоны, аукционы, празднование Международного дня защиты детей. В прошлом году они выпустили с самого знаменитого моста в Дублине количество разноцветных шаров,  равное количеству онкологических детей, побывавших здесь, более тысячи шаров. Естественно, радио, телевидение, газеты – все подключено.  Второй отчет, который поражает воображение: как подбирают волонтеров и сотрудников. Два  человека должны провести интервью по телефону, очень сложное, с кучей вопросов, на которые надо сразу же ответить, да еще на прекрасном английском, а они говорят с таким  ирландским акцентом, который трудно понять. И таких интервью должно быть 700!  . Какая гигантская работа! Поэтому мне приходится теперь подбирать волонтеров, со специальным лингвистическим образованием. Увы, в основном, это девушки,  правда, в большинстве своем, замечательные!  Но где взять юношей, вот проблема?!  Чем лучше, образованнее, симпатичнее девушка, тем  труднее ей найти себе пару!

У меня важная дипломатическая задача: я хочу повезти дополнительно 5 подростков из Санкт-Петербурга (всего подростков – 20).   Прошлый опыт показал, что такая поездка в корне меняет  отношение больных ребят к жизни: они начинают активно учить английский, учатся работать на компьютере, делаются более энергичными и независимыми, стремятся получить хорошее образование. Практически все участники прошлых лет поступили  учиться  в университет и другие институты.  Представляю радость Кати Киселевой, руководителя организации «Дети и родители против рака», когда путем тонких ухищрений и  переговоров мне удается добиться своего: директор согласен! Ощущение победы замечательное. Хотя представляю, сколько дополнительных хлопот:  одна группа поедет из Брянской области, другая – из Петербурга. Всех надо встретить в Москве и отправить на самолете через Прагу в Дублин. А главное – встретить и развести обратно по домам. Но я уверена, что справлюсь. Честно говоря,  я  тоже очень рада! Тайная мысль, может мне удастся съездить в Петербург, тогда я смогу показать этот волшебный город своей внучке, Сонечке.

Вроде все многочисленные вопросы конференции решены, второй рабочий день окончен и нас должны куда-то повезти на ужин. То ли я не расслышала, то ли не поняла, но для меня – полный сюрприз: мы едем в Дублин на …собачьи бега. Вот уж неожиданный поворот событий!   

Эта такая порода спортивных собак, типа афганских борзых, красоты неземной, тело, вытянутое, как стрела. Идея просто грандиозная: огромный стадион и 6 беговых дорожек. По кромке стены несется «электронный» заяц, а гончие  собаки, каждая под своим номером, как бешеные несутся за них. Всего  10 раундов по 2-3 минуты каждая. Но этого мало. Какому-то умному бизнесмену пришла просто гениальная идея в голову: соединить две страсти: азарт к игре  и азарт к еде и, главное, пиву Гиннес, без которого ирландцы просто жизни себе не мыслят. Поэтому вокруг стадиона несколько ярусов вполне шикарного ресторана, с белыми крахмальными скатертями, хрусталем и вышколенными официантами, с салфетками на руке.  Когда-то собачьи бега были уделом черни, ирландских бедняков. Сейчас, похоже, все изменилось. Хотя народ выглядит вполне демократично. А главное, ведет себя соответственно.   Столы человек на десять, наверху огромный экран, стадион, и  бега видны как на ладони.  Кстати, это место пользуется огромной популярностью в Дублине: места заказывали заранее, за 3 недели.   Торжественный заказ ужина. Поскольку я всегда теряюсь от этого чудовищного изобилия, Лорейн, моя соседка, берет инициативу на себя,  и советует мне, что выбрать. Я, как всегда, предпочитаю рыбу, но и ее здесь 10 вариантов.  Чувствуешь себя буридановым ослом.   Лорейн – милая, энергичная, с чудными васильковыми глазами, сыну чуть больше года, работа в Барретстауне   ей нравится,  ее устраивает, поскольку здесь платят за отпуск по беременности и родам, хотя он гораздо короче, чем в России. Есть свой дом, на работу едет почти час (для Ирландии это далеко!), на собственной машине,  само собой разумеется.  Им даже в голову не может придти, что у человека может не быть своей машины, и что   он даже водить не умеет. А уж если бы она увидела, в какой тесноте и бедности я живу…

Приносят еду, я просто в шоке от размеров тарелок и их содержимого, но все жуют с азартом!  И тут выясняется самое главное: здесь играют! К каждому столику подходит вполне современная девица,  с какой-то машинкой на поясе. Оказывается, она  и принимает ставки. Лорейн  (идея привезти координаторов сюда принадлежит ей, она бывает здесь довольно часто с мужем) тщетно  пытается объяснить мне правила,  дает мне в долг 5 евро, и я ставлю  наобум 5 раз по одному евро. Когда собаки берут старт, в зале, где не меньше 500 человек, поднимается такой дикий шум и крик, что перестаешь что-нибудь соображать.  Люди сбрасывают маску пристойности  и вопят, как на стадионе во время футбольного мачта.  Видно, ставки здесь нешуточные! Мы проходим между столиками к самому барьеру, Лорейн объясняет мне, что настоящие игроки не тратят время на еду, они собираются внизу, у самого барьера. Очевидно, здесь такая же азартная атмосфера, как на настоящих бегах. Правда, я только читала об этом, и вижу в первый раз. Народ собирается со всего мира, слышна немецкая, итальянская  и, Бог еще знает, какая речь, много людей среднего и пожилого возраста, вид у всех весьма сытый и благополучный, да и шампанское и пиво на каждом столе. Мне, для которой и 5 евро большие деньги,   не понять этого азарта. Это, конечно, не шикарное казино, но и не бинго для бедняков (я когда-то видела в Канаде). Но видно, что и здесь  дело – нешуточное,  маски сброшены, и люди открыто выражают то, что они обычно тщательно скрывают за милым улыбчивым фасадом нейтральности.  Рев стоит несусветный, кто-то плачет, кто-то обнимается,  какие-то девицы пляшут как сумасшедшие около столика, группа подвыпивших немцев стучит кружками с пивом. Жизнь бьет ключом! Лорейн (сказывается опыт!) выигрывает 30 евро (поставив 5) и постепенно спускает весь свой выигрыш.  И вдруг происходит «чудо»:  я выигрываю 1 евро 70 центов. Я чувствую, как во мне начинает закипать азарт. Лорейн пишет мне на программке: «Рената – победитель!»  Слава Богу, что денег нет.  Я все время шучу, что решила на старости лет расширять свои горизонты. Но не до такой же степени, чтобы становиться игроком!  Страсти накаляются, и к 10-му  старту все уже немного пьяны от пива и азарта, а может, наоборот.  Но выпить пива я так и не решилась. Боже, какая скука: быть в Дублине и не выпить пива Гиннес. Мои соседи смотрят на меня с недоумением и сочувствием. Все возвращаются домой взбудораженные и  довольные. Машина останавливается около дома Лорейн: в освещенном проеме дома стоит высокий крепкий мужчина, она – маленькая, изящная, насколько может быть изящной современная девица в неизменных джинсах, они нежно обнимаются.  Пахнуло чужим счастьем и благополучием.  Мир Вашему  дому!

После возвращения в Замок все расходятся по своим комнатам. А я еще сижу в гостиной, смакуя каждую минуту покоя и красоты. Неужели прошло всего два дня? Принимая душ в совершенно современной ванне, я обращаю внимание на фаянсовую овальную картину на стене: белый фаянс, голубой рисунок.. Дама в пеньюаре сидит на низком стульчике с высокой спинкой, и два парикмахера причесывают ее огромный  парик: один стоит на лестнице с огромными ножницами, настолько  высокая у нее прическа, а другой измеряет угол наклона чем-то вроде циркуля. Смешно и трогательно. Но, выходя из ванны, я вдруг вижу, что  в Розовой комнате стоит точно такой же стульчик!  Бог мой! Неужели и он стоит тут все 300 лет! Похоже, поскольку обивка со старинным рисунком весьма потерта.  А рядом круглый столик черного мрамора с потрясающей инкрустацией из белого перламутра, цветы, завитушки, птички… Просто преступление, что  у меня нет фотоаппарата!  Все никак не удается заработать, черт возьми!

Ирландия

Ирландия

 Третий день

Утром  каждый координатор по очереди обсуждает конкретные проблемы своей страны с  руководителями Лагеря. Для меня  важны две проблемы: 1) выбить деньги на поездку детей из Брянской области  поездом, теперь я уже не рискую возить их до Москвы на частной маршрутке. И иметь хоть какие-то деньги  в запасе на случай непредвиденных расходов.     Как же трудно объяснить благополучным ирландцам реалии нашей беспорядочной и не поддающейся никаким законам жизни! Они так твердо уверены,  всюду жизнь также размерена и законопослушна, как у них.   2) Чтобы билеты доставили мне во время! Вроде все они понимают.  «Да. Да, конечно!» Например, я объясняю, что нельзя ничего посылать обычной почтой,  нужно только авиа, заказной, упакованной в целлофан или коробку. И после это,  возвратившись домой, через несколько дней  опять получаю пакет, разорванный в нескольких местах,  часть материалов пропала. Наша система безнадежна! Но, увы,  и у них на экспресс почту DHL нет денег.  Главное, чтобы в будущем билеты пришли заранее.  Часть координаторов уезжает сразу же, после последней встречи. Оказывается, я отправляюсь последняя. Машина придет за мной в 4 часа утра. Я остаюсь в Замке совершенно одна,  поскольку пятница и все кончают работать и уезжают раньше. Им даже невдомек, как я счастлива. Побыть одной в этой благословенной красоте и тишине еще несколько часов! Лорейн продолжает опекать меня и приносит пару фильмов. К моему изумлению, один из них – мой любимый “Shine” – «Блеск»   – замечательный австралийский фильм, основанный на реальной человеческой судьбе.  История жизни знаменитого пианиста. Талантливый еврейский мальчик,  отец – деспот, помешанный на том, чтобы его сын стал знаменитостью, но  своей жестокостью доведший юношу до нервного срыва, в результате которого тот много лет находится в психиатрической клинике. Но любовь к музыке, жизни, женщине побеждает безумие, и он снова возвращается на сцену. И моя любимая музыка: 3-ий концерт Рахманинова. Этот фильм так много значит для меня. Я его почти наизусть знаю, и тем важнее для меня смотреть его  здесь, на прекрасном английском   языке. Сразу вспоминается моя бедная мать, вынужденная бросить музыку из-за ареста мужа, ее нереализованный талант, который сделал ее несчастной. А ведь она через тридцать лет после того, как перестала играть, будучи почти слепой, играла наизусть Шопена и как играла!   

Ирландия

Ирландия



Каждая судьба предыдущего поколения в нашей стране  – это трагедия.  Вот и судьба моей семьи …Перед отъездом в Барретстаун по телевизору показывали «В круге первом». Для других это – кино, замечательная  книга, история, для меня – реальная жизнь моей семьи: отец, десять лет оттрубивший точно в такой же шарашке, у Туполева, где делали самолеты, первое свидание с ним в Бутырке, когда мне было десять лет. Когда по телевизору показали зэка, который делает пластмассовый портсигар, у меня сжимается  сердце: как огнем вспыхивает перед глазами красный пластмассовый пенал, на котором было написано «Ренате». Смешно, ему завидовала вся школа, а я – второклашка, даже не представляла, где его делали. И пояс, сплетенный из пластмассовых разноцветных   проводков,  – был из такой же Шарашки…

С тех пор прошла целая жизнь и вот я тут, в этом трехсотлетнем Волшебном замке, который тоже, наверно,  знал немало потрясений…. Поразительно, как хорошо думается таком зале,  под музыку Рахманинова.  Мама рассказывала, как была на его концерте, когда он при свечах играл специально для студентов Консерватории…  Вечер приходит просто замечательно. 

Лорейн растрогала меня до слез: перед уходом она приносит мне ужин и даже …яблочный пирог  (угощает Барретстаун!) и объясняет, как включить микроволновую печку.  И я погружаюсь в эту благословенную тишину до самой ночи. Иду спать,  только когда становится совершенно темно. Привидения, очевидно, меня не испугались, и тоже мирно спят до 4 часов утра, когда за мной приезжает машина, и мы с ветерком быстро добираемся до аэропорта.  Прощай,  багословенный Барретстаун – самое прекрасное, для меня уж точно, место в мире. Впереди – Прага!

Ирландия

Ирландия

Ирландия

Ирландия

Ирландия

Ирландия

Подростки 2009 год, в аэропорту, после возвращения

Ирландия

Ирландия

Фото сделаны Ю.В. Скворцовой, врачом-онкологом, волонтером, сопровождавшей онкологических детей из Российской Детской клинической больницы в 20010 году.