ДЕТСКИЙ РАК ИЗЛЕЧИМ: можно добиться многого, нужно только очень постараться

Володя: «можно добиться многого, нужно только очень постараться».

Жизнь – это тайна, познайте ее.

У меня сохранилось очень трогательное письмо:
Отзыв о поездке в Барретстаун в 2007 г.
Здравствуйте, уважаемая Рената Давыдовна!
Это Володя. Извините, что долго не писал. Впечатлений после Барретстауна очень много. Впервые я летел на самолете, страшно было, когда попали в воздушную яму: подумали, падаем. Мы познакомились с ребятами из Чехии. С нашими было общаться проще, зато с чехами интереснее: хотя ни мы, ни они не говорили по-английски хорошо. Нам помогали общаться наши вожатые (cara). Взрослые были рядом все время, но вели себя, как дети: так же шутили, смеялись, танцевали, выполняли все прикольные задания. Я все делал впервые. Больше всего мне понравилось стрельба из лука. В первый раз у меня не получалось, но потом я сбил две мишени! Когда я сидел на лошади, то чувствовал себя настоящим рыцарем. Коня звали Бен, он был большой и добрый. В дни свободных занятий «Чокнутые и ленивые» (Crazy and Lazy) – я снова выбрал езду на лошадях. В свободное время мы также рисовали и играли в подкидного. Почти каждый вечер нас в коттедже ждал сюрприз: футболка, воздушный змей, плеер, шарики. Оказывается, чтобы запустить змея, нужна сноровка, это не так просто. Самое трудное для меня – управлять каноэ. Но и это оказалось возможным. Я хочу попасть в Барретстаун еще раз и убедиться, что это мне не приснилось. А в жизни, я понял, можно добиться многого, нужно только очень постараться. Большое спасибо, благодарю Вас. Володя.

Володя около волшебного Замка, Барретстаун, 2007 г.

Володя около волшебного Замка, Барретстаун, 2007 г.

И вот Володя с мамой приходят в гости, через 5 лет, 29.06.2012 г: Володя – ростом под потолок, совершенно взрослый парень, умное спокойное лицо, очки, естественно, держится скромно. Он только что сдал все экзамены за школу и пресловутый ЕГЭ, получил хорошие баллы, в том числе и по английскому языку, и собирается стать переводчиком и учить японский язык. Вот отрывки из беседы с ним:
Р.: Ты помнишь, в каком году ты заболел? Сколько лет прошло?
Володя: Ой, много, да это так давно было, лет десять назад! В 2001 или 2002, точно не помню.
Р.: Замечательно! А ты помнишь, сколько времени ты пролежал в больнице?
Володя: Года полтора, наверно!
Р.: Ого! А сейчас уже не вспоминаешь?
Володя: Честно говоря, все плохое забылось! Кажется, и вспоминать особо нечего. Всякие веселенькие вещи вспоминаются:
Р.: Веселенькие?!
Володя: ну да, ведь там друзей было много. Мы же не только болели. Мы и развлекались много. Приставки игровые у нас были, которых в принципе дома ни у кого не было, так что мы умудрялись и веселиться, много играли.
Р.: Ты хочешь сказать, что вы были в состоянии радоваться чему-то, находясь в больнице больше года?!
Володя: Точно! Главное, не унывать!
Р.: А сейчас как дела?
Володя: Уф, все! Школу кончил, сегодня аттестат пойду получать. ЕГЭ сдал, 86 баллов из 100. Могло быть и лучше, но тоже ничего! Я выбрал: английский, русский и историю. Хочу быть переводчиком!
Р.: О, это замечательно! Нашего полку прибывает. А ты когда решил стать переводчиком?
Володя: Года три назад. Помните, Вы нас посылали в американский лагерь Hole in the Wall Gang Camp (www.holeinthewallcamp.org). Вот после этой замечательной поездки я и стал активно учить язык и в школе, и дополнительно с учителем и с мамой (учительницей английского языка для онкологических детей, находящихся на лечении в Институте детской онкологии на Каширке).

«Это я сам поймал!» (не волнуйтесь, рыбу потом отпускают обратно в озеро)
Американский лагерь для онкологических больных
Hole in the Wall Gang Camp (www.holeinthewallcamp.org)

Р.: Ладно, поступай в институт, лучше всего, конечно, в Ин. яз. (это – моя alma mater, кстати), потом задача №1 – подтверждать свои знания международными сертификатами. Это очень важно для будущей работы.
Мама: мы живем не в Москве, мы же должны в институте учиться, мы ……
Р.: мама, наберись мужества, уже не «мы», уже он сам по себе, отдельный взрослый человек. А ты, мой друг, должен понять: хочешь хорошую работу, учти, у тебя должны быть международные сертификаты, подтверждающие твой уровень свободного владения английским языком. Наверно, я тебя расстрою, но только один английский – это мало в современном суровом мире. А еще какие языки ты хочешь учить?
Володя: Хочу японский.
Р.: Ну это совсем другое дело, хотя для японского нужно хорошее зрение. Мне, например, пришлось бросить в свое время занятия японским языком из-за сильной близорукости. Мои глаза не выдержали. Об этом лучше думать заранее.
Володя: Сначала мы думали: китайский, но японский, вроде бы легче!
Р.: Ну это легче кажется, пока не начнешь заниматься…Вообще-то будущее, за китайским, так что ты подумай.
Р.: Вот меня какой вопрос интересует: ты вспоминаешь когда-нибудь про болезнь?
Мама: Представляете, я пришла в ужас: года 4 назад он сказал «лучшие годы своей жизни я провел в больнице».
Р.: Да, я слышала это и от других детей, ты не должна приходить в ужас.
Мама: я-то помню совсем другое! А он помнит в основном, что мама была золотой рыбкой. Всегда рядом!
Р.: А ты и сейчас – золотая рыбка! Взрослый парень, а ты и сейчас говоришь «мы».
Мама: А папа каждый день приходил с игрушками, а братья все время конфеты приносили. Вот что для него была больница!
Р.: Это здорово, что у вас семья была такая замечательная, это хоть и редко, но бывает, к счастью.
Мама: Почему была? Слава Богу, так и сейчас есть!
Р.: Я решила написать книгу «Гимн жизни» о тех детях, которые когда-то болели раком, выздоровели, и чем их жизнь стала теперь. Ответь мне на вопрос, даже если он покажется тебе странным: Помогла ли тебе эта болезнь в жизни, и если да, то чем? Ты, по-моему, еще не совсем осознал, но ты – уже взрослый, ты – уже мужчина.
Володя: Не знаю, чем она помогла в плане взрослости, но в плане учебы – точно. Я – формально считался на домашнем обучении, но я и с учителями дома занимался, и в школу ходил с удовольствием, так что учился хорошо.
Р.: Не знаю, в курсе ли вы? Оказалось, что дети, которые учатся на домашнем обучении, гораздо лучше учатся, гораздо больше знают и гораздо целеустремленнее. К тебе это относится?
Володя: Может быть, в каком-то плане, да!
Р.: Какая у тебя цель в жизни? Помнишь, ты писал после Барретстауна: «А в жизни, я понял, можно добиться многого, нужно только очень постараться». Как ты сейчас стараешься? И чего ты хочешь добиться?
Володя: Ну, добиться хочу нормальной жизни, может, не особо богатой.
Р.: Нормальная жизнь теперь включает понятие «богатая жизнь»?! Ты только не думай, что я против. Просто разница мировоззрений наших поколений очевидна.
Володя: Я хочу, чтобы у меня была нормальная семья, друзья. Такие обычные вещи. Я не хочу ничего сверхъестественного.
Р.: Правильно! Вообще – это то, на чем жизнь держится! Вот в начале моей книги я привожу слова матери Терезы, которые написаны на тех многочисленных центрах помощи больным СПИДом и бездомным, которые она и ее помощники открыли во многих странах. И я решила, что каждому бывшему больному ребенку я в качестве эпиграфа дам одну строку – слова матери Терезы. Тебе попалась строка: «Жизнь – это тайна, познайте ее». Нравится? Ты еще о таких серьезных вещах не задумывался?
Володя: Честно говоря, пока нет. Я думаю, как получить хорошее образование, как обеспечить себя и свою будущую семью, мир повидать.
Р.: По-моему, замечательная программа! В твоем возрасте не каждый задумывается, что необходимо самому брать на себя ответственность за себя и свою будущую семью. Молодцы – твои родители, правильную основу заложили! Семья – это якорь! Так что сейчас программа минимум – получить качественное высшее образование. Тогда конечно, высший класс – Ин’яз.
Володя: Там надо еще внутренние экзамены сдать, одних баллов будет недостаточно.
Р.: Я уверена, что ты справишься! Но если ты не поступишь, куда хочешь, я тебе настоятельно рекомендую – не расстраивайся! И помни о том, что если ты хочешь овладеть иностранными языками по-настоящему, сейчас масса возможностей в Интернете! Твоя главная задача – не только выучить языки, но и получить соответствующие международные сертификаты, без которых хорошую работу не получишь.
А теперь я хочу спросить твою маму. Если честно, перед ней я преклоняюсь гораздо больше, чем перед тобой, потому что, когда ты заболел, она пошла преподавать английский для детей, которые лежали в той же больнице на Каширке, чтобы больше времени проводить с тобой. Но ты – выздоровел. А она по-прежнему там работает. Уже больше 10 лет!
Мама: На самом деле я пошла туда работать после его выздоровления. А когда он болел, мы отлежали в больнице вместе, я была все время с ним, за ним ухаживала, а на следующий год я сразу осталась там работать.
Р.: так это еще важнее! А почему ты осталась там работать? Ведь надо понимать, что в этой борьбе за его выздоровление, твоя роль, как матери онкологического ребенка, может быть, еще важнее, чем его! Ты действительно была «золотой рыбкой» и выполняла все его желания и помогала своему сыну, когда он болел. Но почему ты потом осталась?
Мама: Еще до того, как Володя заболел, я работала в медицинском колледже Академии наук. К нам пришел преподаватель и рассказал, что при Институте детской онкологии открывается школа, и там нужны учителя английского языка. И моя напарница, у нее тоже была онкология, стала меня отговаривать: «Вы не представляете, какой это ужас! Они так страдают! Да еще дети! А мы им будем голову морочить своими занятиями!». И я не пошла! Это был 2000 год, а в конце 2001 года мой ребенок заболевает. Я же говорю, Бог все видит, и Он стучит по голове! И после того, как я больше года провела с ним в больнице, я подумала: «Ведь, если ребенок (или взрослый) лежит и все время прислушивается к себе: «Там болит, здесь тошнит, какие анализы, какие уколы, какие капельницы… с ума сойти! А не лучше ли вместе этого думать: «сколько будет семью восемь», «какую букву поставить в слове «молоко» и как сказать по-английски «корова». И вот я работаю с такими детьми уже больше 10 лет.
Р.: Как говорил Булгаков «Мы в восхищении!»
Мама: Понимаете, есть две категории поведения детей (а наверно, и взрослых!) во время болезни: те, кто не хочет заниматься, а им и по жизни – на эти занятия наплевать, им это неважно. Будь ребенок здоров, будь он болен – учитель приходит, а ему все равно! А есть такие потрясающие дети: вот он лежит с тазиком, его тошнит после химиотерапии, а он сам просит: «Вы подождите, если можно. Мне сейчас станет полегче, и мы будем дальше заниматься.» Есть дети, у которых нет каникул: «Какие каникулы?! Я так отстал! Вы ко мне приходите. Давайте заниматься, давайте! Я хочу учиться!»
Р.: И может быть, это и есть та ниточка, которая их вытягивает!»
Мама: Скорей всего! Нет, Вы представляете, меня еще обвиняют в бессердечии.
Р.: Как?! Это они – бессердечные, что палец о палец не стукнут, чтобы помочь тем, кто, в самом деле, страдает!
Мама: Да, представьте, некоторые меня упрекают: «Им и так плохо. А ты их мучаешь своими ABC…». Люди, которые не окунались в это, даже рядом не стояли с этими страданиями, они многого не понимают. Даже претензии ко мне предъявляют: «Почему ты не вернешься обратно в школу?» Да потому что в школе дети, которым Бог дал здоровье, балбесы, наполненные силой и здоровьем, которое они не ценят, они ничего не хотят, им ничего не интересно, они не ценят, что у них есть, и что есть вокруг них! А эти хотят учиться, потому что учеба привязывает их к жизни.
Мама: Да, еще очень важно. Эти переболевшие дети необыкновенно терпимы. Они никогда не будут тыкать пальцем в больного, дразнить его. Никогда не будут издеваться над более слабыми. Если смогут, помогут сами, но издеваться – никогда … Когда Володя заболел, от нас отвернулись многие взрослые, боялись «заразиться». Резко ушли все друзья, они просто боялись к нам ходить! Неужели не понимают, что эта болезнь может зацепить любого! И, главное, она не заразна. Ну ладно, дети, что с них взять. А взрослые… Очень было больно! Потом я уже сама говорила маме, чей ребенок любил приходить к нам в гости. «Так и так, ты сама решай, разрешишь ли ты своему сыну дружить с нашим мальчиком. Чтобы потом не было сплетен и обвинений, что я что-то от тебя скрывала. Ну, она разрешила, и ребята дружат до сих пор. Я ей благодарна за это, потому что здесь тоже нужна определенная доля мужества.
Р.: Володя, а ты чувствовал разницу между своим отношением к учебе и к жизни после болезни и тем, как ведут себя твои сверстники?
Володя: Ну, тогда я еще маленький был, а сейчас у меня есть четкая цель: учиться дальше, так что я стараюсь.
Р.: А ты к маме в больницу ездишь иногда? Ты ведь там лечился?
Володя: Мне особо некогда сейчас. Все-таки я в этом году школу кончал, да и живем мы загородом. Но мама упорно ездит на работу! Я иногда заезжаю к ней, если она просит.
Р.: А сердце не екает? Например, раньше, я устраивала встречи с детьми и родителями в конференц-зале института на Каширке, нам притаскивали телевизор и видеомагнитофон, я им фильм показывала, приглашала бывших участников Лагеря, но потом какой-то ребенок сказал мне: «Я лучше совсем не поеду в Ирландию, чем приду туда еще раз». И я стала устраивать встречи в самом сердце Москвы, в сквере, у памятника Пушкину. И это оказался сам по себе замечательный праздник выздоровления, с шариками, цветами, улыбками, торжественным вручением приглашения, на красивом бланке:

Дорогой друг!

Международный лагерь Барретстаун в Ирландии приглашает тебя приехать к нам в Лагерь вместе с группой подростков из России.
Тебя ждут замечательные приключения и веселье: катания на лошадях, стрельба из лука, катание на каноэ, дискотеки, лазанье по деревьям и много других интересных вещей.
Мы надеемся, что тебе у нас понравится. Будем рады видеть тебя среди подростков из 27 стран Европы.

Tracey O’Dwyer Рената Равич,
Child Recruitment Координатор
Международного Лагеря Барретстаун
Manager в России

Дети чувствовали всю важность момента: Впервые! Одни!! Едут заграницу!!!
Р.: А как ты считаешь, тебе больше есть к чему стремиться, потому что ты уже понял цену здоровью, или у тебя нет такого особого отношения к жизни?
Володя: У каждого свое отношение к жизни. У меня есть своя цель, и я к ней стремлюсь.
Р.: Что ты хотел бы сказать тем детям, которые сейчас лечатся, учитывая, что прошло уже 10 лет, и ты уже практически взрослый человек? Вот у меня сейчас девочка в больнице. Она когда-то ездила в Барретстаун, а сейчас у нее рецидив. Представляешь, ей надо снова начинать жить заново!
Володя: Наоборот! Ей надо продолжать жить, не унывать, восстанавливать обрубленное! Надеяться изо всех сил!
Р.: И он сразу посмотрел на маму, потому что мама – это тот столп, на котором все держится.
Володя: ну да, у нее же тоже мама есть. Мамы – они все такие!
Р.: да уж, твоя мама – образец духовной силы. Насколько я знаю, она не только тебя держала, но и папу, когда он был болен, бабушку, когда она была жива, старших сыновей. Теперь ты вырос, настала твоя очередь ей помогать.
Мама: да он у нас – надежда и опора, ходит за продуктами, все сумки сам таскает! И дома помогает убирать!
Р.: Да из тебя завидный жених получится! Впрочем, об этом еще рано думать. Я очень рада, что ты получил хорошие баллы на экзамене по английскому, это значит, что я тебя не зря посылала в лагерь, и ты сделал соответствующие выводы, убедившись, что там даже собаки по-английски понимают. Я уверена, что ты будем стараться изо всех сил, и постараешься сбивать масло из своей жизни, даже, если молоко будет обезжиренное, вообще-то, это – самое трудное!
Володя: Буду стараться!
Р.: Вот еще важный момент. Мама той девочки, что лежит в больнице, прислала мне ссылку на книгу Берты Йереб “Юные герои”. Берта Йереб, словенский врач- радиотерапевт, лечившая детей от рака. Она изучала вопрос преодоления последствий заболевания у детей и беседовала со многими уже взрослыми молодыми людьми, болевшими в детстве раком. Ее поразил тот факт, что многие уже внешне взрослые люди так и остались детьми – неуверенными, инфантильными, живущими с родителями, не нашедшими себя в жизни. Все они нуждались в психологической реабилитации.
Как ты себя чувствуешь, готов ли ты к взрослой жизни, отдельно от родителей?
Володя: Может быть, да!
Р.: А моя внучка говорила: «я уйду из дома, потому что я люблю приключения!»
Володя: Конечно, это здорово – приключения, но я считаю, что главное в жизни – это – семья и о ней надо заботиться!
Р.: Мама, я тебя поздравляю! Это – такой подарок! Ты даже не представляешь, насколько редко молодежь так думает! Я, конечно, считаю, что прежде чем заводить семью, надо подумать, как ты ее сможешь обеспечивать, но это какие-то старомодные штучки. Я счастлива слышать, что Володя вырос таким надежным человеком, который считает, что семья – главное! Удачи во всем!

Лондон, Гринвич, нулевой меридиан, 2011 г.

Лондон, Гринвич, нулевой меридиан, 2011 г.