Без паники, ребята! Прорвемся!

Ольга: «Без паники, ребята! Прорвемся!»

Жизнь – счастье, сотворите его.

Беседа с Ольгой:

Оля в волшебном замке Барретстауна, 10 лет.

Оля в волшебном замке Барретстауна, 10 лет.

Р.: Оля, послушай! Я решила написать книгу «Гимн жизни» о том, как живут дети, выздоровевшие от рака, и я очень счастлива, что ты – в их числе. Мы с тобой давно знакомы. Ты ездила в Барретстаун совсем девочкой. Сколько тебе сейчас лет?

Ольга: «Мне – шестнадцать! А тогда было 10 лет»

Р.: «До чего же ты хорошо сохранилась, моя прелесть!

В этой книге я поставила перед собой три задачи:

1) Показать на реальных историях конкретных людей, что детский рак излечим! У меня был такой знакомый, который любил говорить: «теоретически» или «практически». Одно дело, когда ты читаешь сухие медицинские факты, что 80% онкологических детей в настоящее время выздоравливают. И совсем другое дело, когда видишь перед собой или смотришь на фотографию такой прелестной девушки, как ты (и других молодых людей, не хуже!), про которых я точно знаю, что когда-то они были больны, ведь я лично смотрела их истории болезни, когда оформляла документы в Лагерь. Когда слушаешь такие истории или читаешь про них, начинаешь понимать, что это – в самом деле – правда: детский рак победим! Детский рак излечим! И это великая победа!

2. Вторая задача этой книги: чтобы ты сама для себя ответила на вопрос, который, может быть, покажется тебе очень странным: что хорошего принесла в твою жизнь эта болезнь? Какой это был жизненный опыт для тебя? Какие уроки ты извлекла, помогла ли тебе пережитая болезнь в твоем внутреннем развитии, как личности, и если да, то в чем?

3. Третья задача, самая главная: что бы ты хотела сказать тем детям, которые сейчас в больнице. Чем бы ты хотела их подбодрить? И не только их, но и их близких, которые постоянно дежурят около них, в особенности, мам.

Понимаешь, мы не ведем светскую беседу. Это абсолютно исключено. Это реальный, честный разговор. Задача моей книги, чтобы в ней не было ни одного слова фальши. Ты не имеешь морального права, пройдя через все эти испытания, говорить детям, которые сейчас проводят больше года в больнице, что тебе было легко, когда ты была на их месте. Ты должна честно говорить так, как было. Но теперь ты смотришь на это свысока. Знаешь, как у Тютчева: «Как души смотрят свысока на ими брошенное тело!» Понимаешь, ты смотришь из настоящего, замечательного, судя по всему, на то прошлое, которое ты пережила, и ты оцениваешь это прошлое с позиции сегодняшнего дня очаровательной девушки, полной сил, радости и жизненной энергии».

Р.: «Ну, расскажи подробнее».

Ольга: «У меня был день рождения, 7 мая, мне исполнилось 10 лет, я наряжалась перед зеркалом, и вдруг мама увидела шишку, в области груди».

Р.: «Значит. Бог послал тебе такой испытание прямо в день рождения?!

Ольга: «Да, и все завертелось. Я была такая тихая девочка, всего боялась, даже из пальца кровь брать, врачей в белых халатах, а тут все навалилось. Было очень сложно ко всему этому привыкать, преодолевать страх. Но теперь-то я уже не так боюсь»

Р.: «Зато теперь ты можешь без страха десять детей рожать!»

Ольга: «Ну, десять, пожалуй, это слишком, но детей я хочу иметь несколько: один – это мало!»

Р.: «Сколько ты лежала в больнице?»

Ольга: «Мне делали операцию, облучение и химию, так что я была в больнице почти целый год, ну, иногда уезжала домой, но потом возвращалась, и так – целый год».

Р.: «Мама, как стойкий оловянный солдатик, всегда стояла на страже?»

Ольга: «Мама всегда была рядом».

Р.: «А папа?»

Ольга: «Папа есть, правда, они с мамой разошлись, но папа всегда помогает, и, вообще, они с мамой – друзья».

Р.: «Значит, что в то время, когда ты была больна, мама имела какую-то поддержку?»

Ольга: «Да, конечно!»

Р.: «Совсем не конечно, Олечка! С 1997 года через мои руки прошло более 400 онкологических семей, и из них только у нескольких детей были полные семьи, а вообще отцы, к сожалению, редко принимают участие и оказывают моральную и материальную поддержку в такой трагический момент.

Ольга: «Мой папа и помогает и поддерживает».

Р.: «Это очень важно! А как после больницы, ты долго сидела дома?»

Ольга: «Это оказалось очень сложно для меня. Я все время рвалась на улицу, играть с подружками и убегала во двор при первой же возможности. Сидеть дома – было для меня мука мученическая».

Р.: «Ты вообще человек контактный?»

Ольга: «Я – да, я даже в больнице умудрялась при любой возможности идти в игровую, даже привязанная к капельнице.

Р.: «А был ли хоть при одном ребенке постоянно папа?»

Ольга: «Нет, в основном мамы, иногда, бабушки, но папы – не помню».

Р.: «Ну не ты одна не помнишь, никто не помнит!»

Р.: «Оля, скажи, вот у тебя сейчас такая чудесная русая коса до пояса, а тогда волосы выпадали?»

Ольга: «А как же! Хотя я держалась до последнего, пока три пера на голове не осталось, потом мама под машинку меня обрила. А сейчас я уже ни за что не хочу стричься».

Р.: «Я так рада, что сейчас опять мода на косы. В моем детстве невозможно было представить себе, чтобы девочка была без косичек! Ну, еще расскажи, что хочешь. Понимаешь, вот у меня сейчас девочка лежит в больнице с рецидивом, хотя она когда-то была в Барретстауне. Ты представь, что ты для нее это все говоришь. Ты должна быть настолько искренней, чтобы она поняла: «Без паники! Обязательно прорвемся!» Ты прорвалась?»

Ольга: «Да! Очень! Я считаю, что да!»

Р.: «Согласна, чтобы я твою историю так и назвала? Я ее в Интернет выложу! Понимаешь, когда я выложила на своем сайте (www.naturecurative.com) в разделе «Детский рак излечим» первую историю преодоления болезни, у меня появилось ощущение, что это – теперь не пропадет! И что та девочка, у которой с собой в больнице ноутбук с Интернетом, сможет ее прочесть сразу же. Значит, мы с тобой протянули ей руку помощи во время! Понимаешь, я нарочно не хотела тебе раньше показывать, чтобы ты говорила от души и от сердца, не оглядываясь на других. Расскажи мне еще про то время, когда ты лежала в больнице?»

Ольга: «Представляете, мне сделали операцию, и через сутки перевели из реанимации в обычную палату. Я лежу с капельницей, и мне …так скучно стало, ужас! Я прямо с капельницей поползла в игровую. А там мальчишки сгрудились и пытаются какую-то головоломку разгадать: какой-то кубик, и надо догадаться, что надо нажать, чтобы он рассыпался. И у них не получается! А я подхожу сзади, у меня еще голос не восстановился, и шепотом говорю: «Можно, я попробую». Они на меня с презрением смотрят: «Куда тебе, пигалица!» А я – раз – и кубик рассыпался. Меня сразу в кампанию приняли!» Но я сначала лежала на 4 этаже Института детской онкологии, где более тяжелые случаи, а потом меня перевели на 3 этаж, где лечатся более легкие случаи». Конечно, было и трудно, и больно, и тошнило, и эти капельницы бесконечные, и вообще болеть противно, но при любой возможности дети старались переключаться. Мы собирались в холле каждый вечер, днем в игровой были взрослые, которые с нами специально занимались, но вечером мы были сами по себе, веселились в холле, даже устраивали соревнования, катались на перегонки на колясках по пандусам в коридорах, а родители были отдельно, на кухне, или в палатах. Когда я уезжала домой, мы с мамой покупали специальные краски, которыми можно рисовать на стекле или клеенке, я привозила их в больницу и дети вечерами рисовали. Потом у каждого в палате висели такие яркие картинки, все там преобразилось после моего пребывания в больнице!».

Р.: «Оля, может, это будет твоей профессией? Общение с детьми, независимо от того, здоровые они или больные – самая большая радость на свете. Тебе нравится с детьми работать?»

Ольга: «Да, очень!»

Р.: «У меня на сайте выложен полный перевод замечательной книги – бестселлера всемирно известного психиатра Росса Кэмпбелла «Как на самом деле любить детей», который я сделала много лет назад; перевод был опубликован (хотя и в сокращенном виде) издательством «Знание» тиражом больше 600 000 экземпляров. Обязательно почитай! Там подробно изложены методы общения с детьми, которые работают на практике. Вкратце, это четыре метода: 1. Контакт «глаза в глаза», 2. Физическое прикосновение (в зависимости от возраста), 3. Пристальное внимание, 4. Активное слушание, и только – 5. Дисциплина. Перечислить теоретически очень просто, но овладеть этими методами на практике очень сложно. Попробуй, тогда твоя волонтерская работа с детьми в больнице и в клубе «Дети России» будет и тебе и им в радость. Потом оказалось, что эти методы общения можно эффективно использовать в общении с подростками, учениками в школах, пациентами в больницах, даже при реабилитации заключенных. Это тебе очень пригодится в жизни, в том числе и в твоей будущей семье.

Я ужасно рада слышать, что у тебя в больнице были и светлые моменты, потому что обычно всем кажется, что пребывание в больнице – это сплошные беспросветные и бесконечные мучения».

Ольга: «Да, дети находят много радости в общении друг с другом, и это помогаем им отвлечься и легче справляться с болезнью. У нас в отделении был девиз: «надо маму слушать, кашу кушать, и тогда ты будешь здоров». Там все очень дружили, в отделении было такое замечательное негласное правило: когда ты выписываешься из больницы, ты всем подарки даришь, сладости, устраиваешь детям праздник. А потом я полгода была дома на домашнем обучении. Но у меня была очень хорошая учительница, и я так старалась заниматься, что в 5 класс пошла уже в гимназию, где два языка».

Р.: «А сейчас ты в каком классе?»

Ольга: «Я закончила 9 класс, с отличием».

Р.: «У тебя все пятерки?»

Ольга: «Да!»

Р.: «Замечательно! А что хорошего ты извлекла из своего опыта болезни? Как она повлияла на твою дальнейшую жизнь?»

Ольга: «Мне пришлось многое пересмотреть, расстаться с теми ребятами, которых я считала своими друзьями раньше, потому что многие боялись со мной общаться, считая меня заразной. А другие вообще думали, что я отлыниваю от учебы и «прохлаждаюсь» в больнице, только чтобы не ходить в школу».

Р.: «Да, мой сын, когда был школьником, говорил: «Ты даже не представляешь, детская толпа может быть еще более жестокой, чем взрослая! Ты это почувствовала?»

Ольга: «Да, почувствовала. Но я справилась! Что хорошего? Главное, я перестала витать в облаках, поняла, что болезни и страдания – неизбежная часть жизни, что нельзя смеяться и издеваться над больными».

Р.: «Мне кажется, есть большой плюс в том, что ты теперь более объективно смотришь на жизнь, что ты становишься мудрее – в 16 лет это многого стоит. Относись к ним снисходительно, кто знает, какие страдания могут выпасть на их долю в будущем. А ты – уже более зрелая личность, и у тебя накопились внутренние силы, чтобы противостоять трудным жизненным ситуациям и справляться с ними».

Ольга: «Да, Вы правы».

Р.: «А сейчас у тебя есть друзья? Есть среди них те, кто знает, чем ты болела?»

Ольга: «Конечно. У меня, например, много друзей среди членов организации «Дети России», где есть дети, переболевшие раком, мы даже сейчас от этой организации вместе едем в лагерь».

Р.: «Как ты считаешь, это было испытание – твоя болезнь? И с какой целью оно было тебе послано?»

Ольга: «Да, я считаю, что это – серьезное испытание. Я очень изменилась, стала серьезнее. У нас стали лучше отношения в семье, особенно, со старшей сестрой».

Р.: «Если можно, расскажи, о чем ты мечтаешь, какие у тебя цели в жизни?

Какую роль сыграл в твоей жизни Барретстаун? Изменилась ли ты после поездки? Эти вопросы, по-моему, связаны напрямую.

Ольга: «Конечно, я здорово изменилась после этого Лагеря! Там была такая потрясающая атмосфера, что люди совершенно не думали о плохом, в том числе и о своей болезни. Все дети были одинаковые, никто – не лучше и никто – не хуже. Там была такая человечная атмосфера, она очень помогла мне морально! Я перестала переживать, что я болела раком».

Р.: «А ты сильно переживала раньше? Нервничала? Не мудрено. У нас до сих пор люди настолько неграмотны, что считают, что рак заразен и что дети умирают. А дети, слава Богу, благодаря искусству врачей и заботе мам, выздоравливают. Ура!»

Ольга: «Мои мечты? Во-первых, семья! Я считаю, что это очень важно: хорошая семья. Чтобы детей было как минимум двое. Мы с сестрой очень дружим, и я хочу, чтобы мои дети были друзьями. Чтобы с родителями было все хорошо, чтобы у нас была дружная большая семья».

Р.: «Просто замечательно, что ты об этом уже в 16 лет думаешь. Какую ты хочешь выбрать профессию?»

Ольга: «Может, переводчиком стану. Может, буду с детьми работать, может, буду работать дизайнером одежды».

Р.: «Ты подумай на досуге: сейчас очень нужны психологи, которые работают с детьми». Может, надо уже не просто ездить веселиться в Лагеря, а и самой что-то придумывать и делать в этом направлении?».

Ольга: «В этом лагере от организации «Дети России» я уже второй год сама помогаю разрабатывать детские программы, фактически, я уже работаю, как помощник вожатого».

Р.: «Вот умница! Будет здорово, если ты заодно поучишься всяким способам обучения детей разным формам рукоделья, я же знаю, что ты замечательно кукол делаешь! Сейчас у нас масса летних специализированных лагерей для детей самых разных форм, а зимой проводятся курсы обучения для вожатых. Хотела бы ты летом ездить работать вожатой в будущем?»

Ольга: «Я теперь увлеклась шитьем и шью на себя. А еще я кончила курсы юного кутюрье. Так что без работы не останусь.

Р.: Вот тебе еще идея на будущее, раз ты шить умеешь. Подумай на досуге. Ведь тебе же надо учиться деньги зарабатывать. А история простая, но поучительная. Главное в ней, инициатива.

Две сестры, которые переболели раком, после выздоровления сами стали разрабатывать модели и шить специализированную одежду для больных: например, специальные красивые шапочки для тех, у кого волосы выпадают, или брюки, где одна штанина на липучках, если у больного протез или нужно постоянно бинтовать ногу, или рукав отстегивается на молнии, чтобы было удобнее делать вливание, да мало ли что нужно больным. У нас такая специализированная одежда совсем не производится, а в их буклете больные как заправские модели выступают на подиуме, все очень красиво, радует глаз. Я постараюсь найти буклет и пришлю тебе, может, пригодится. Представляешь, сделать такую фирму, чтобы там работали мамы таких больных, когда дети уже находятся дома, но за ними все равно надо ухаживать, и каждая копейка на счету, а тут бы мамы шили дома, и все были бы довольны. Трудоустройство инвалидов – очень насущная проблема.

Ольга: Замечательная идея – на будущее! Я понимаю, что нужно деньги зарабатывать на учебу, ведь у меня инвалидность уже сняли. Но я стараюсь учиться, как следует. Так что мама сэкономит на репетиторах. А летом я подрабатываю курьером.

Р.: Ты не устаешь? Понимаешь, ты должна заранее продумать, чтобы выбирать себе профессию, где ты не будешь слишком уставать физически. Так пока что о чем ты мечтаешь, кем ты хочешь быть?

Ольга: Пока я учусь в школе при МИДе, сама начала заниматься английским, собираюсь ходить на курсы немецкого языка. Папа согласился оплачивать мои занятия.

Р.: Ура папе! Но ты должна понять, что само по себе знание иностранных языков уже больше не может являться профессией, надо еще какую-то специализацию. А почему бы тебе не заняться дизайном одежды? Твои куклы очень изысканно одеты. В Текстильном институте есть такое прикладное отделение.

Ольга: А меня туда уже звали!

Р.: Правда? Это здорово! Расскажи-ка! Дело в том, что очень важно выбирать такую профессию, которая не была бы вредной. А дизайнер одежды – это красота в чистом виде и пользу людям приносит.

Ольга: Да, все началось с того, что мама случайно обнаружила недалеко от дома такие курсы, туда сначала ходила моя сестра, она занималась три года. А потом и я подтянулась. Мне там ужасно понравилось. Сначала я училась делать прически, потом шить на куклу Барби, потом сама стала делать куклы и шить для них. А теперь и себе шью. Я участвовала в конкурсе, он был во дворце на Воробьевых горах, это бывший дом пионеров, выиграла там премию, и меня пригласили поступать в Текстильный, когда я кончу школу.

Р.: Так ты у нас будущая знаменитость?! Ты по настоящему достойная современная девушка: у тебя прекрасный аттестат, есть участие в олимпиадах, премия на конкурсе, ты учишь иностранные языки. Ты сама, засучив рукава, строишь свое будущее!!! Скажи, а тебе интересно сейчас жить?

Ольга: Очень!

Р.: Ты научилась ценить каждый день твоей жизни?

Ольга: Это уж точно! Барретстаун научил меня, что надо всегда стараться изо всех сил в любом, даже маленьком деле. Что надо не бояться, а пытаться сделать. Что я могу сделать гораздо больше и гораздо лучше. Что я могу приехать домой и попытаться создать вокруг себя такую атмосферу: улыбаться и быть дружелюбной: все это реально и все это возможно.

Р.: Я много лет мечтаю создать такую организацию взаимопомощи для детей, окончивших активное лечение, выздоровевших от рака. Чтобы те, кто сейчас на инвалидности, могли придти или списаться, посоветоваться с психологом, заняться каким-то новыми делами, которые помогут им обрести профессию, пообщаться с такими чудесными людьми, как ты и другими детьми, полностью выздоровевшими от рака, чтобы они увидели, какое их ждет замечательное будущее, если они к этому будут готовиться как следует, перестанут сидеть в норке и бояться жизни. Как ты считаешь, нужна такая организация в России? Вообще, то такие организации есть во многих странах. Я знаю, что надо делать, но захотеть вы должны сами, сами должны проявить инициативу.

Ольга: Я считаю, что это – очень нужно и готова помогать. Сейчас лично для меня очень важно хорошо кончить школу, там дополнительно еще языки учат. Это школа при МИДе.

Р.: Понимаешь, раньше считалось, что самое главное – поступить в хороший вуз. А сейчас время так быстро меняется, что в первую очередь надо думать о том, будет ли востребована твоя профессия, найдешь ли ты хорошую работу после окончания вуза, чтобы зарабатывать деньги на себя и свою семью. А еще новый вызов жизни: где ты будешь подрабатывать, будучи студентом, чтобы оплатить свою учебу, если ты возьмешь кредит на обучение, или как помочь своим родителям, если они оплачивают твою учебу. На самом деле так поступают студенты во всем мире. Сейчас надо раньше становится взрослым. А это значит, не только быть свободным, но и самому отвечать за свою жизнь и благополучие.

Ольга: Мне нравится шить. А еще я хочу в будущем учиться на кинорежиссера.

Р.: Да ты что?! Замечательная программа на будущее! Но, если тебя интересует моя точка зрения, надо сначала получить практически полезную профессию, заработать денег, а потом учиться на кинорежиссера, сейчас ты слишком молода. А впрочем, все зависит от твоей целеустремленности. Сейчас премию за документальный фильм в Каннах получила студентка 4 курса ВГИКА. Так что дерзай! Вот сейчас юбилей режиссера Петра Фоменко: Его девиз: «Наше оружие – радость бытия». Ты победила болезнь, ты победила смерть, теперь ты должна сама радоваться жизни, и помогать другим радоваться жизни. А как ты это сделаешь, тебе решать.

Р. Ну что ты хочешь сказать тем детям, которые сейчас в больнице.

Ольга: Ни коем случае не думайте, что это – наказание. Это проверка на прочность Вашего характера. Вашего желания жить. Подумайте, для чего это испытание Вам послано? Как Вы хотите построить свою жизнь, которая Вам подарена заново? И еще я считаю, что самое главное – поддерживать свою маму, которой тяжелей всего! Лекарства, врачи – это очень важно, но главное, вы должны верить в то, что все получится, вы выздоровеете и снова будете с радостью улыбаться Жизни.