Воспоминания: Индия

Впечатление об Индии

Впечатление об Индии

 Рената Равич

Тысяча и одно впечатление об Индии

 

 

 

«Запад есть Запад

, Восток есть Восток

и с места им не сойти»

Р. Киплинг

      Неожиданное предложение: поехать переводчиком на неделю в Дели, оплачивают только дорогу, проживание и еду. Соглашаюсь без колебаний, хотя денег нет ни копейки. Сердце екает, и пятки чешутся: какой неожиданный подарок Судьбы! Не знаю, как собираются другие, мне – главное,  хоть что-то прочитать про Индию, а особенно, про сикхов, поскольку  хозяин принадлежит к ним. Целыми днями «сижу в Интернете»! Ну что можно успеть, когда ты готовишься к встрече с тысячелетней,  чуждой культурой. Слава Богу,  мне удается до отъезда  почитать книгу Карла Юнга «Йога и Запад». Я успеваю осознать главное: ничего нельзя сравнивать, это другой, совершенно неизвестный и не слишком понятный нам мир. «Запад живет интеллектом, а Индия – всем телом». В тысячный раз перечитываю моего любимого Гессе «Сидхардта», впервые прочла еще сто лет назад, в Самиздате. Интересно, что каждый раз эту гениальную книгу воспринимаешь совершенно по-другому.  Сейчас, на склоне лет, меня больше всего интересует конец его жизни, принятие судьбы, подготовка к смерти, а главное, главное, отношение к детям …  Ну где почерпнуть такую мудрость … Может, для этого Бог посылает меня в Индию?!

Вроде готова:  главное, набраться смирения, не пить  воду, взять побольше пленок.

Полет в самолете для меня всегда праздник. Ума не приложу, насколько люди могут быть безразличны к Божественному чуду красоты: летим над облаками, рисунок меняется как в детском калейдоскопе, облака текут млечной рекой, сквозь просвет блестит Каспийское море, иногда облака раскрывают морщины гор, сверкающие на солнце, ослепительный снег на вершинах, но это уже ближе к Индии.   Летим через Ашхабад и неожиданно застреваем на 6 часов, на билете одно число, а на самом деле, летим на день позже.  Вот он Восток начинается, западная нелепая спешка им ни к чему. Ощущение, что проваливаешься в далекое прошлое: грандиозный, нелепый и уродливый, холодный  и неприветливый аэропорт, всюду гигантские портреты великого … , вспоминаешь забытое детство с вечными портретами Сталина. Гигантомания и полное безразличие к отдельному маленькому человеку.  Всюду военные, не понимают ни слова по-русски. В магазинчике: всякие фантастические бутылки с вином и водкой, в виде сабли, лошади,  мавзолея, Бог знает, на что похожие емкости, но всюду – одно и тоже: портрет великого …. (Это при том,  что они – мусульмане и пить им не полагается). Все на экспорт …Знакомо.

В аэропорту Дели нас должен встречать Сикх … И вдруг я осознаю, что мне будет трудно его узнать: всюду вокруг масса людей и почти все –  в разноцветных тюрбанах, красивые, со сверкающими вишнями глаз, черными бородами … Господи, да они  все  похожи! (Уверена, что и мы,  европейцы, для них на одно лицо!) Нет, слава Богу, узнала! Представьте себе, по походке: большой, сильный, хорош необыкновенно, но главное – абсолютная уверенность в себе, четкие резкие жесты: хозяин в жизни.  Оказывается, тюрбан – не самое важное отличие. Я впервые понимаю, что значит жест «повелеваю» и как ведут себя люди, с детства привыкшие, что у   них есть слуги. Шофер безропотно кланяется: «Да, сахиб», с поклоном открывает дверь машины: Please, мэм

Такое впечатление, что попала на другую планету, а не просто в экзотическую страну. Все непривычно, пестро, таинственно, замедленно и одновременно суматошно. Как  точно выразился Юнг: «поспешная неторопливость или неторопливая поспешность». Но  одновременно сплошным потоком мчатся тысячи самых невероятных видов транспорта, на ветру вьются яркие ткани (сари?), мелькают тюрбаны всех цветов. Поражает непрерывный шум, состоящий из непрекращающихся  гудков: автомобилей, рикш, грузовиков, автобусов. Вся эта взрывчатая смесь гудит, не переставая. В Индии только на бумажной рупии написано 8 официальных языков, не говоря уже о  чудовищном «Хинглиш»- «хинди + Еnglish»,  который практически понять невозможно, но по-моему, универсальный язык – автомобильный гудок: «Horn, please” – «Гудите, пожалуйста» написано на любом грузовике,  разукрашенном, как рождественская елка, тележке рикши, мотоцикле.   Ну, они и рады стараться. Шесть рядов машин, а посередине дороги сидит невозмутимый нищий: белая одежда, белый тюрбан, обрубки ног, аскетическая худоба. И все умудряются его объехать. Стоит машине остановиться, ее, как мухи, облепляют  нищие. Глаза сверкают через стекло, даже жутковато. Нам строго объясняют: правительство просит не подавать милостыню. Нищие зарабатывают больше, чем рабочие,  и в Дели приезжают целыми деревнями, но работать не хотят.

Первое впечатление просто ошеломляет: вдоль дороги костры, вокруг тени, люди явно греются и готовят еду, рядом палатки, вернее, рваные тенты, с трудом прикрывающие от дождя, там вповалку лежат пестрые фигуры, закутанные в одеяла, кругом заборы, мусор, какие-то уродливые трущобы, коровы мирно гуляют по обочине. Ума не приложу, ведь Дели – столица  государства, в котором 1 миллиард людей. Оказывается, в городе  масса приезжих, приезжают в надежде подкормиться. Сейчас весь город перекопан, строится метро. Дели хочет в 2012 году устроить у себя Олимпийские игры. К ночи, когда поток машин редеет, появляются толпы рабочих-строителей: нам объясняют, что днем,  из-за машин работать просто невозможно.

К тому же во-всю идет подготовка к празднику Дня независимости, 26 января, все правительственные здания за заборами, их чистят и красят. Знакомая установка.  Практически мы за неделю так и не видели никакого строительства, почти нет современных зданий, нет  спальных районов, Дели представляет собой так называемые колонии – отдельные районы, между которыми пустыри, свалки, глинобитные хижины, палатки, трущобы … Причем, в богатых районах на ночь закрываются все въезды и выезды. Только в одном месте у костра всю ночь сидит сторож и поднимает примитивный шлагбаум, когда въезжает машина. В районе, где нас поселили, живут сикхи. Несколько лет назад была резня, много народу погибло, вот и поставили ограды и охрану.

Вообще, похоже, непротивление злу насилием – девиз Махатмы Ганди – только теоретический, все время вспыхивают войны, а  противостояние Индии и Пакистана – постоянная кровоточащая рана: искусственное разделение, страну разрезали по живому британцы, действующие по принципу «Разделяй и властвуй», как мне объяснили.  Разделить, разделили, но власть британцы потеряли. Теперь за нее упорно борются дальше. Иногда братья живут в разных странах, говорят на одном языке, один из наших провожатых с горечью говорит, что поместье его матери осталось в Пакистане. Похоже, ненависть кипит как в котле. И время от времени  кровавые стычки. «Нас разделили, чтобы ни одна из этих стран не стала богатой и процветающей!» Возможно,  это и есть истинная причина. Когда я уже вернулась, прочитала интервью с президентом Пакистана: «Народ будет есть траву, но мы сделаем атомную бомбу». А наши умудрились продать Индии авианосец за 1,5 млр. долларов. Вот чем оборачиваются на деле красивые слова о непротивлении злу насилием.

Первое впечатление от еды: настолько остро, что я практически ничего не могу есть. Но очевидно, специи – единственный способ противостоять  бесконечным инфекциям и …грязи. Во всяком случае, должна честно признаться, я ни разу не рискнула ничего купить съестного на улице, а уж тем более попробовать уличную стряпню, хотя на каждом шагу что-то продают, жарят арахис, запахи просто одурманивают. Мы ели только вегетарианскую еду,  и хотя я – мастер готовить вегетарианские блюда, но догадаться, что это, удается с трудом. Совершенно непривычные смеси, например, овечий сыр, резанный на кусочки, обжаренный как шашлык и обильно посыпанный острыми, как огонь, специями. Честно говоря, описать индийскую еду выше моих кулинарных способностей. Но горячий индийский чай с молоком + толченый мускатный орех, толченая гвоздика и кардамон понравился мне необыкновенно.  Может потому, что оказалось холодно (декабрь), а в домах, даже богатых, вообще нет центрального отопления, а полы мраморные. Я все время тряслась от холода, так что теплые кашмирские шали и шерстяные одеяла, живописно накинутые на плечи индусов – суровая необходимость, особенно в сырую зиму.

Там, где нас поселили, есть слуги – супружеская пара, невысокого роста, из Непала, они должны  нам готовить и убирать. Чувствую себя ужасно глупо и непривычно, мои попытки установить дружелюбные отношения встречают полное отторжение, они даже глаз не поднимают, молча приносят еду: ароматный чай, горячие тонкие лепешки, простоквашу, суп с чечевицей и еще Бог знает что, очень скромно, но вкусно. С полным изумлением осознаю, что мои демократические запанибратские замашки встречают абсолютное непонимание, и даже неудовольствие. Им больше нравится, когда хозяин им коротко отдает приказания, даже спят они на полу в кухне, хотя в гостиной есть три свободных дивана.

Так же ведет себя наш шофер и прислуга в очень богатом доме, куда нас пригласили на ужин в последний день. Двигаются тихо и незаметно, прямо как тени. Отношения хозяев с прислугой дружеские, никакого резкого тона, любое замечание, сказанное тихим голосом и с улыбкой, выполняется мгновенно, но чувствуется, что каждый строго знает свое место  и вполне доволен этим. Я первый раз в жизни имела дело со слугами, и в голове мелькнула позорная и крамольная мысль: вот здорово, когда кто-то тихо и незаметно делает за тебя всю черную работу,  которая съедает полжизни у современной работающей образованной женщины.  Кстати, красавица – хозяйка богатого поместья, в котором мы были в последний день,  действительно училась в Оксфорде  и говорит на безупречном  английском языке.

Утром, первое впечатление: странные поющие звуки, выхожу на балкон 2-го этажа. Напротив, огромный 3-х этажный кремовый дом, с ажурной оградой, веерной пальмой, шофером, который тщательно вытирает пыль с дорогой машины. Кстати, всю неделю он делает это постоянно, а потом сидит на стуле около нее и ждет хозяев. Хозяйка выходит, строгий деловой костюм,  но сверху индийская шаль, в руках деловые бумаги и сотовый телефон, без которого  Индия уже немыслима. Машина шурша исчезает.

Один за другим  внизу по узкой улочке проходят торговцы с велосипедами, на которых установлены длинные ящики: с фруктами,  овощами, какими-то непонятными предметами,  банками со специями, цветными метелками для пыли, каждый останавливается, смотрит на меня и зазывно напевает. Что …? На всякий случай, улыбаюсь и отрицательно качаю головой.

В каждом райончике (наш называется N-block) своя маленькая торговая площадь, очередь за молоком и керосином,  торговец, который жарит неизменный арахис, дешевая овощная лавчонка с изобилием  неизвестных фруктов и башней из красной моркови, рядом мирно жует что-то корова  с горбом, как у верблюда, через дверь – шикарный  магазин кожаных изделий, ресторанчик с швейцаром в тюрбане,  даже скверик, где беззаботно бегают бурундучки. Оказывается, они очень маленькие,  чуть больше мышки, на людей  внимания не обращают.

Пока мои спутники с азартом прочесывают магазины, я (поскольку денег нет) сижу на скверике и с удовольствием разглядываю  все вокруг. Тут даже запахи совершенно непривычные! Главное наслаждение, люди – очень скромны, но доброжелательны, улыбчивы, очень детская реакция – все-таки, мы совсем из разных миров. Юнг для меня, как путеводная звезда: я даже не решилась надеть привычные для западных туристов брюки – и, слава Богу! Насколько здесь женщины более естественны, более миловидны, более скромны! Достоинство в каждом жесте,  спина стройная, независимо от возраста,  никаких вызывающих жестов, спокойная улыбчивая доброжелательность, никакой агрессивности.  Прав Юнг, прав! Самая изысканная и самая женственная  одежда в мире, сари.  Поражает  и яркость цветов, поразительная гармония  цветовой гаммы. Но видно, индийские женщины все-таки любят блестящее, как сороки. У всех бусы, браслеты звенят,  но здесь сережка в носу и браслет на ноге –  естественная и неотъемлемая часть древнейшего одеяния, наверняка, есть какой-то смысл во всем этом. Оказывается, яркая точка между бровей – знак замужества, а красная полоса на проборе – знак молодоженов, но  ведь без объяснений ничего не узнаешь!

Даже голый животик здесь не только и не столько для соблазна, сколько для вентиляции – летом жара несусветная! А наши красотки сверкают голым пузом в 10-градусный мороз, не зря врачи за голову хватаются!

Первая экскурсия – какой-то мавзолей 16-го века, предшественник Тадж-Махала. Построен по заказу вдовы в память о любимом муже. Реставрацию начали только недавно, так что все еще в полуразрушенном состоянии. Весь смысл мавзолея – в комплексном воздействии на посетителя: мавзолей стоит на горе, сама гробница должна быть расположена внутри мечети, по бокам четыре минарета. А главное, обязателен большой  парк, водоем, построенный так, чтобы вся эта красота полностью отражалась в воде,  масса зелени, деревьев,  цветов, птиц и  простора, свежего воздуха, легкого ветерка – все вместе должно создавать ощущение благоговения,  молитвенного настроя, божественной красоты.  Наш Сикх объясняет, что только сейчас богатые индусы начинают с трудом вкладывать деньги в реставрацию, поскольку у них еще не укоренилось сознание, что это – их страна и они за нее отвечают. Слишком долго чужие были хозяевами Индии – моголы, британцы …

Насколько я поняла, как только индус становится богатым, он сейчас покупает дом за границей и посылает своих детей учиться в престижные университеты мира. С полным изумлением я узнала, что 45 % программистов в Америке – индусы (остальные, судя по всему, русские). И за ними очень трудно угнаться, поскольку они невероятно трудолюбивы и исполнительны. Да и  кому охота возвращаться жить в нищей стране. Что-то много у нас похожего!

На обратном пути к стоянке машины  – поразившая меня сценка. Огромная куча песку. Мужчина в чалме – похоже, бригадир, дает указания. Рабочий насыпает лопатой песок в обычный металлический таз.  Женщины – человек 10  в развивающихся на ветру ярких сари (красота!) наклоняются и ставят этот таз на голову, на что-то типа бублика, для равновесия и, стройные как газели, гуськом, одна за другой,  медленно несут этот песок буквально за 10 шагов к забору, где его и высыпает в другую кучу.   Возвращаются обратно и снова та же процедура. И так целый день… Хорошо, что сейчас не жарко А как же летом, под палящим солнцем, на 40 градусной жаре…?! И тут раздается плач ребенка. Я вижу прямо на земле, на какой-то тряпице лежит полуголая девочка, совсем малышка, на голове шапка, прикрывающая глаза. Вдруг она начинает писать, заливаясь плачем, и струйка весело сверкает на солнце. Все смеются, но мать даже не останавливается … У меня сердце сжимается. Да тут один экскаватор за полчаса справился бы! Но тут  же я осознаю, что этот таз с песком дает бедной матери возможность заработать на кусок хлеба для себя и ребенка, а если поставить экскаватор, то и она и тысячи других умрут с голоду. Вот почему на строительстве метро копошатся тысячи людей. Ручной труд дешевле и выгоднее. Попробуйте прокормить 1 миллиард людей, особенно, если основные  деньги тратятся на авианосцы и пр.!

Следующий по программе – Храм Бахаи.  Это  независимая мировая религия,  относительно молодая,  всего 200 лет,  довольно быстро распространяется в мире. Главный принцип лично у меня вызывает огромное уважение: единство Бога, единство пророков, единство человечества, гармония науки и религии, равенство мужчин и женщин.  Смысл религии – именно объединительный, а суть – «красота спасет мир». «Не гордись тем, что любишь свою страну, но гордись тем, что любишь весь мир. Земля – одна страна и человечество – ее граждане» – это слава самого главного пророка Бахаи. У них 7 храмов поклонения в различных частях света.  Ничего более прекрасного, чем мировой центр религии Бахаи, включающий    и 9-ступенчатый парк Бахаи  в Хайфе (Израиль),  я не видела. Индийский храм Бахаи – необыкновенной красоты здание в виде  ослепительно белоснежного распускающегося цветка лотоса,  с 9 бассейнами вокруг, в каждом из которых отражаются лепестки Храма. Колоссальный парк, масса самых невероятных деревьев и цветов, обезьянки прыгают на деревьях. Представляю, какая это красота, на закате, и когда нет людей. Но сейчас – несметные толпы народу, но никакой толкучки и шума: все ведут себя тихо и сдержанно. Масса зелени и вся фантастическая палитра красок – одежды паломников – отражаются в голубой воде. Перед входом обязательно снять обувь, разговаривать в храме нельзя. Добровольцы регулируют поток людей. Внутри благоговейная тишина и  прохлада, люди  молча молятся своим Богам и это чувство уважительного отношения друг к другу  просто замечательно. Девушка, которая помогала нам перед входом, услышав русскую речь, рассказывает (по-английски, естественно), что ее брат 5 лет учился в Новгороде – до чего тесен мир! Она приехала из Цейлона работать в качестве добровольца на два месяца. Она очень доброжелательна, проводит нас в Информационный центр, где фотографии всех центров Бахаи в мире.   Есть и разборный макет – храма – Лотоса, просто гениальное произведение инженерного искусства. Предупреждают, что фотографировать нельзя. Мой спутник пытается это сделать тайком, но позже выясняется, что вся пленка засвечена. Богов надо уважать.

Дальше храм «Сознание Кришны» и Ведический культурный Центр «Величие Индии». Все яркое, пышное, всюду венки на статуях, масса каких-то оранжевых цветов, нас сопровождают монахи, с венками на шее. Трехэтажное здание, на каждом этаже свои выставки и демонстрационные залы. Нам, как особо почетным гостям, показывает целое ведическое панорамное представление, даже не умею описать, что это такое, но используются все современные достижения hi-tech (тройной экран, видео, роботы, Долби звук, уж и не знаю, какие еще ухищрения). Демонстрируется история Кришны и других богов. Нужно в полной темноте идти по лабиринту из одного зала в другой. Вдруг неожиданно,  из темноты одна за другой высвечиваются огромные, даже гигантских размеров декоративные роботы:  боги, красавицы, сады, животные,  колесницы, даже слоны – все это оживает, начинает двигаться и танцевать под классическую индийскую музыку, да еще и текст звучит на соответствующем языке, озвученный прекрасными актерами. Для нас выбрали текст на английском. В конце,  в огромной перламутровой раковине возлежит красавец Кришна, вокруг шеи настоящий венок из роз, в руке флейта и прелестная индианка массирует ему ноги. Выглядит весьма натурально. На доверчивого зрителя вся эта пестрая мифическая красота должна оказывать ошеломляющее зрелище.  В конце поневоле все кричат «Харе Кришна!»

Обедать мы едем в Клуб для гольфа, похоже, самое модное место в Дели. Он был построен еще англичанами, видимо, рассчитан на привилегированное общество.   Судя по всему, порядки сохранились неизменными с тех пор, как здесь в гольф играли вице-король  Индии и его приближенные. Вымуштрованные официанты, повара в накрахмаленных высоченных колпаках, еда в серебряных судках, шикарная публика явно более, чем среднего возраста, слышна безупречная английская речь. Но большинство женщин – в национальной индийской одежде. За каждым игроком  слуги тащат тележки с оборудованием для гольфа. Обед сервируется на лужайке на  столах, покрытых крахмальными скатертями, сверкает чисто английский изумрудный газон, всюду кадки с экзотическими цветами, за сеткой гуляют павлины и летают зеленые попугаи, в самом клубе на видном месте список победителей еще столетней давности. Все чинно и благородно, только еда …. острая, как огонь… Если бы не это отрезвляющее ощущение, казалось бы, что мне все это снится. Слава Богу, я должна постоянно переводить, так что много съесть не удается.  Но тем, кто привык, видно, нравится.

Вечером пытаемся посмотреть Дели, подсветки почти никакой, все официальные здания за заборами, из-за столботворения машин практически не удается никуда добраться. Тщетно пытаемся погулять по улицам,  всюду натыкаемся на заборы: метро в Дели, видно, занимает весь центр.

Рано утром следующего дня отправляемся на экскурсию в Тадж Махал – самый знаменитый мавзолей Моголов, посвященный   умершей возлюбленной. Это – святыня Индии и самое популярное место паломничества. Сначала дорога в Агру. Туман, вернее, смог, такой, что только теперь начинаешь понимать, почему водители всегда гудят: это единственный способ дать себя заметить. Просто едем  в настоящем молоке, понять, как шофер видит дорогу, лично мне не удается. Но в Индии невольно становишься фаталистом, видно, их вера в реинкарнацию заразительна.  Иначе понять, как может рикша на мотоцикле вести повозку, в которой буквально висят друг на друге десять человек, невозможно.  Или же обычный мопед: спереди ребенок, ведет «машину» папа в красной чалме, сзади, женщина в развевающемся зеленом сари с огромной корзиной, у нее на коленях примостился подросток.  Да, сначала я удивлялась, почему у всех закутано лицо, только глаза блестят, теперь поняла: пыль стоит столбом.   Часа через два «молоко» рассеивается и появляется пейзаж, кстати, довольно унылый и невыразительный. Практически никаких следов современного строительства, сплошные зеленые поля (рис, очевидно),  немногочисленные строения, а по дороге гудит и несется несусветная пестрая мешанина.  Много велосипедистов, в какой-то момент они сворачивают, очевидно, едут на работу, может, заводик какой-нибудь. Хотя нам и было обещано, что шофер будет говорить по-английски, но не удается из него вытянуть ни звука.

На завтрак останавливаемся в каком-то цивилизованном месте. Тайский ресторан, чистый туалет, даже руки помыть можно, магазинчик всевозможных экзотических сувениров.  В ресторанчике никого, обслуживают только мужчины, даже туалетную бумагу предлагает красавец-индус. Все подобострастно кланяются и требуют денег. С работой тут видно довольно сложно. Все, кто имеет мало-мальски  доходную профессию, похоже, быстро покидают Индию.  Я даже не знаю, есть ли у них обязательное школьное образование?  При этом лица светятся природным умом и живостью, а уж обмануть нелепых богачей-чужестранцев – это, похоже, святое.

Ближе к Агре начинается буквально столботворение из машин. Гул стоит такой, что даже в джипе говорить невозможно.  Неожиданно в самой сутолоке к нам подскакивает молодой человек на мотоцикле и говорит на сносном английском, что он будет нашим гидом в Тадж-Махале.  Я в полной уверенности, что его послал наш заботливый хозяин – Сикх и что он просто ехал за нами на мотоцикле. И только несколько часов спустя,  на обратном пути, после того, как мы ему заплатили очень приличную по индийским понятиям сумму,  выясняется, что это молодой человек просто ловко обманул нас. Оказалось, что он уже 10 лет «работает» экскурсоводом, подлавливая доверчивых иностранцев, но  никаких официальных  документов, разрешающих ему работать переводчиком и экскурсоводом нет, просто он всех знает и   всем умеет всучить во-время деньги.  Просто виртуозная работа. И каждые пять минут он объясняет, что без него мы бы здесь пропали. Честно говоря, я ему охотно верю. После того, как мы на стоянке оставляем машину, надо идти пешком около 500 метров. Ощущение, что идешь сквозь строй: как мухи липнут нищие, продавцы, дети с сувенирами, фотографы, рикши. Воспользоваться услугами рикши нам не позволяет пролетарское происхождение, а жаль – очень уж досаждают попрошайки. Но останавливаться даже на минуту нельзя: просто затопчут.  Оказывается, что для иностранцев билеты в несколько раз дороже, чем для индусов. Ну прямо как у нас. Когда проходим через турникет, где проверяют металлоискателем, становится легче, здесь уже только посетители, но и они идут сплошной пестрой лентой, так что трудно найти место, где можно без помех любоваться этой красотой.

Очевидно, все силы индийской реставрации брошены сюда. Порядок, все сверкает после ремонта, зеленые лужайки, пикирующие белые птицы – оказывается, это цапли, цветущие  деревья на фоне арочных проемов. Красота. Но это еще только подход к Тадж Махалу.

Когда воочию видишь знаменитое седьмое чудо света, растиражированное тысячами глянцевых фотографий, всегда охватывает смешанное чувство. Вроде лучше, чем на фото, но и не совсем то, что ожидал увидеть: ослепительный сияющий белый мрамор, мерцающее отражение в голубом канале,  зеленые ухоженные лужайки, клумбы ярких цветов, слепящая мешанина пестрых тканей, сплошной поток людей, в которой почти не видно европейцев. Что видим мы и что видят они?  Вот бы посидеть здесь в тишине, без людей … Но об этом и мечтать не приходится.

 

 

Оказывается, мама была права

Современная наука о витаминах довела до сведения широких масс всю важность и необходимость содержания витаминов в каждодневной диете, особенно, когда речь идет о здоровье беременных и кормящих женщин, детей, хронических больных и пожилых людей. Кстати, без витамина С мозг человека вообще не может работать. Так что, фактически, нет людей, которые могли бы выжить без витамина С, да и без других витаминов и микроэлементов.  Большинство образованных людей теперь знают (во всяком случае, теоретически), что резкий дефицит витамина С (аскорбиновой кислоты) вызывает цингу, витамина Д – рахит, витамина В – 1 – пеллагру (болезнь бери-бери). Такие клинически явные, острые формы авитаминоза должны находиться под контролем врача. Но на практике мало кто знает, что гиповитаминоз,  т. е. недостаточное содержание витаминов в пищевых продуктах ведет к серьезным недомоганиям и плохому самочувствию.  Гиповитаминоз может быть вызван: Читать далее

Что надо есть, чтобы не стать алкоголиком

Рената РАВИЧ, почётный член Израильской Академии противодействия старению
http://naturecurative.com
  Что надо есть, чтобы не стать алкоголиком

 

 

Издательство “Чупрун Букс”

бесприбыльное предприятие в целях издания небольшими тиражами для крупнейших библиотек – прежде всего русских или с русскими фондами – книг натуропатов, которые по тем или иным соображениям не представляют интереса для больших книжных издательств.  Читать далее

НАНИЖИТЕ ИСТОРИЮ СВОЕЙ ХРАБРОСТИ – ПРОГРАММА БУСЫ ХРАБРОСТИ

НАНИЖИТЕ ИСТОРИЮ СВОЕЙ ХРАБРОСТИ

 

ПРОГРАММА

«БУСЫ  ХРАБРОСТИ»  ДЛЯ  ОНКОЛОГИЧЕСКИХ ДЕТЕЙ

 

http://www.beadsofcourage.org/pages/beadsofcourage.htm

БУСЫ ХРАБРОСТИ

БУСЫ ХРАБРОСТИ

 

Материалы из Интернета.

Рената Равич, координатор Барретстауна в России

За каждой бусинкой стоит  история силы, 

чести, достоинства и надежды

  Читать далее

РАК – ЧУДОВИЩЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

 

РАК – ЧУДОВИЩЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Глава 9

Из книги Бернарда Йенсена «Искусство лечения без лекарств»

 

 

                                                                      Болезнь – это месть разгневанной

                                                                     Природы. 

                                                                                                     Иосия  Баллу

 

Заболеваемость   раком   возрастает   с   такой   тревожной скоростью, что  весь мир  с надеждой  ждет объявления  о  каком-нибудь чудесном  средстве исцеления.  Какой же  это будет метод? Сможем ли  мы найти  действенный способ  излечения, пока  еще не слишком поздно?

Не так  давно д-р  Э.Фолькмар заявил в связи с ростом числа онкологических   заболеваний:    “Самое   обидное,    что   пока бактериологи, физиологи, клиницисты, биохимики и даже биофизики, с одной  стороны, и диктаторы ортодоксальной медицины, – хирурги и патологоанатомы,  – с  другой, спорят  между собой, люди очень дорого платят за это промедление, т.к. число раковых заболеваний увеличивается и  смертность от рака ежегодно возрастает на 2%».  В  1951 г.  умерло от  рака 200.000 американцев. Из ныне живущих 22  миллиона в конце концов умрут от этой ужасной болезни. Читать далее

Психология стройности

Рената Равич

Психология стройности (по материалам зарубежных публикаций).

Безусловно, нет единой причины возникновения излишнего веса. Факторов много: наследственная предрасположенность, гормональные нарушения, неправильные привычки, усвоенные с детства. Многие слишком полные люди всю жизнь ищут “идеальную” диету только для того, чтобы убедиться, что они набирают свой прежний вес сразу, когда прекращают ее придерживаться. Однако стать, а главное, остаться стройным хотел бы каждый. В чем же может быть решение проблемы? Читать далее

Бетховен – против депрессии

Бетховен

Бетховен

Роберт Фулгхэм

 

Бетховен – против депрессии.

 

Перевод Ренаты Равич, М., 2006 г.

Приложение к книге Ренаты Равич «Скажи жизни «Да!» 

Полностью электронную книгу «Скажи жизни «Да!» можно заказать по адресу:

renatasan@yandex.ru Читать далее

ТРУДНЫЙ РАЗГОВОР – КАК ЗАБОТИТЬСЯ ОБ УМИРАЮЩИХ ДЕТЯХ И ИХ СЕМЬЯХ

ТРУДНЫЙ РАЗГОВОР.
КАК ЗАБОТИТЬСЯ ОБ УМИРАЮЩИХ ДЕТЯХ И ИХ СЕМЬЯХ.
Трудные беседы с родителями безнадежно больного ребенка
в детской паллиативной медицине.
Благодарность
Благодарим за финансовую поддержку подготовки русскоязычных материалов Олесю и Джерри Кёниг и предпринимателя Дениса Вахова
Материалы на английском языке безвозмездно предоставлены сотрудниками программы Initiative for Pediatric Palliative Care (http://www.ippcweb.org/index.asp) Центра по биоэтике (The Center for Applide Ethics, Newton, USA) для использования в системе подготовки специалистов для детской паллиативной службы в России.
Идея проекта принадлежит организации «Инициатива по улучшению паллиативной помощи» (Palliative Care Initiative, Boston, USA), президент – Бялик М.А., перевод – Равич Р.Д., редактирование – специалисту по паллиативной медицине, врачу-онкологу и психотерапевту Орловой Т.В.
Initiative for Pediatric Palliative Care

Читать далее

ЭЛИЗАБЕТ КЮБЛЕР-РОСС – ЖИТЬ И УМЕРЕТЬ С БЕЗУСЛОВНОЙ ЛЮБОВЬЮ

ЭЛИЗАБЕТ КЮБЛЕР-РОСС
ЖИТЬ И УМЕРЕТЬ С БЕЗУСЛОВНОЙ ЛЮБОВЬЮ
Из книги:
РЕНАТА РАВИЧ
КОПИЛКА СЕМЕЙНОГО ЗДОРОВЬЯ
М., ЛИНКА-ПРЕСС, 1998 г.

Элизабет Кюблер-Росс (1926 – 2004)

Поскольку в нашей культуре не принято открыто говорить о смерти, я решила предоставить слово одному из крупнейших авторитетов мира в этой деликатной сфере, которая является неотъемлемой частью жизни, доктору Элизабет Кюблер-Росс Диалог с ней опубликован в книге Бери Брайанта “Рак и сознание. Диалоги о жизни и смерти» (Barry Bryant Cancer and Consciousness, Boston, (C) 1990 Sigo Press) Эта книга до сих пор не переведена на русский язык). Я перевела эту статью для Московского общества помощи онкологическим больным, и включила ее в свою книгу «Копилка семейного здоровья».

Читать далее